07 апреля

"ПОСМОТРЕЛ - И "НАЕЛСЯ"!

Новый КамышинС 1 апреля проиндексировали социальные пенсии на 10,27 процента. С этого года два этапа индексации социальных пенсий (с 1 апреля и с 1 июля) объединили в один, апрельский. Напомним, что социальную пенсию - по старости, по инвалидности или по случаю потери кормильца получают граждане, не имеющие права на трудовую пенсию. Все остальные пенсионеры остались при
своем интересе. Впрочем, государственные мужи и так сетуют, что даже эта мизерно проиндексированная пенсия потребует дополнительных бюджетных расходов в размере около 20 миллиардов рублей (РИА "Новости"). До сего дня средняя пенсия, по оценке министра здравоохранения и социального развития Татьяны Голиковой, составляла 4728 рублей. То есть чуть больше прожиточного минимума, каким его видит Росстат. Это в Европе и США прожиточный минимум предполагает возможность снять жилье, дать образование детям и т. д. А наш российский прожиточный минимум подразумевает лишь физиологическое выживание
человека: минимум еды, минимум одежды и весьма проблемная статья расходов - оплата коммунальных услуг. Это называется жить за чертой бедности.

"Но даже после индексации этого самого прожиточного минимума, тем не менее, черта бедности с учетом ежемесячной инфляции осталась прежней. А вот за ней сотням тысяч людей приходится не жить, а выживать. И такое реально происходит в государстве, лидирующем по числу долларовых миллиардеров в отдельно взятой столице мира... Хотя, если уж говорить прямо, то и с новыми
прибавками социальные пенсии до человеческого прожиточного минимума не дотянут", - пишет "Правда Ру". Кроме того, как сообщает тот же источник, "поскольку никто внятно не разъяснил населению, что пенсии с 1 апреля проиндексируют лишь для престарелых инвалидов всех групп и детей-сирот, то ожидаемая многими пенсионерами прибавка к пенсии для сотен тысяч пожилых людей обернулась злой первоапрельской шуткой".

А что обо всем этом думают камышинские пенсионеры? Чувствуют ли они на себе заботу государства? С просьбой поделиться своим мнением на этот счет мы обратились к пожилым жителям Камышина, случайным прохожим. Публикуем их ответы.

Лидия Павловна:

Лидия Павловна- Чувствую ли я заботу государства? Чувствую! Такая "забота", что хуже не придумаешь! Все эти прибавки никак не сказываются на положении пенсионеров - все дорожает, жить все труднее и труднее... У меня вот пенсия пять тысяч рублей, из них тысячу триста я отдаю за коммунальные услуги, телефон. И что у меня остается? Как можно на оставшиеся гроши выжить? А ведь я проработала
всю жизнь! Правда, работала я не в России, а на Украине. Но ведь это была одна страна - Советский Союз! Откуда же я могла знать, что Украина станет зарубежьем? Теперь вот живу только благодаря своим детям - они помогают. Спасибо им, без их помощи не знаю, как бы я выживала. Вот такое положение. Но куда деваться? Жить надо... А мне так хотелось бы, наоборот, чтобы я
детям помогала, а не они мне. Они ведь молодые - у них семьи, дети.

Зинаида Алексеевна Абрамова:

Зинаида АлексеевнаВы знаете, буквально несколько минут назад разговаривала с одной женщиной-пенсионеркой. Она рассказала мне, что очень ждала первого апреля, потому что по телевизору во всеуслышание была обещана прибавка к пенсии, а оказалось, что эта прибавка положена далеко не всем пенсионерам! И она под эту категорию не попала! А так надеялась, так ждала! Как ей сейчас обидно! Как
она разочарована, так переживает! Почему же никто толком не объяснил людям, что прибавку надо ждать не всем пенсионерам? Не понимаю, как так можно?! Ведь старики - как дети, где-то недослышали, где-то недопоняли. Почему доходчиво и популярно все не объяснить, чтобы не будить в них напрасные надежды? Они ведь, как обманутые дети, чувствуют и переживают все очень остро! О себе я ничего рассказывать не хочу. Живу нормально! Всего доброго!

Светлана Петровна Лещенко, охранник детского лагеря "Солнечный":

Светлана Петровна- Я, честно говоря, не знаю, что сказать - забота это или что... Пошла на рынок, купила самое необходимое. Несу вот два маленьких пакета - а двух тысяч нет, как и не было! Вот и почти вся пенсия! И это еще хорошо, что я не в городе живу, а в селе! Там у меня хозяйство: курочки, уточки, огород. С голоду не помру! Да еще и работаю. А вот как в городе старушки выживают, не знаю! Это просто страшно! Мне их жалко до слез! Ну, проиндексировало государство пенсии на десять процентов, да и то не всем. Ну и что? Что такое сегодня пятьсот рублей? Да ничего! Ну нельзя же ведь так! Как на такие деньги жить?! Кушать, что ли, совсем не надо? Вы меня простите, но это очень серьезно! Не знаю, куда смотрит наше правительство... Вот сидит сейчас на рынке бабуля, торгует чем-то, так, абы чем. Мне-то оно и не нужно вовсе, но я все же остановилась, купила. Пожалела. Думаю: может быть, пенсия у нее тысяч пять. Но дать ей просто так, хотя бы рублей тридцать - так она не возьмет, да еще, может, и обидится. А я взяла да купила у нее, чтобы ей хоть немного помочь. Может быть, кто-нибудь тоже так же пожалеет ее, и тоже что-то купит...

Валентина Павловна:

Валентина Павловна- Мы с мужем не жалуемся. Пенсии у нас неплохие, и за коммунальные услуги государство частично оплачивает. Мы довольны. Мы оба - ветераны труда. Я всю жизнь работала бухгалтером. Муж - начальником ДОЦ-9, это там, где находился бывший лесозавод. Вот здоровья бы нам побольше... А больше ничего не надо! А остальное все хорошо! Дачка у нас есть. Мы там летом работаем, пока
силы еще позволяют. Делаем кое-какие запасы на зиму. Конечно, хотелось бы получать пенсии побольше, чего уж тут скрывать. Но есть люди, которые гораздо хуже живут. Вот это - трагедия!

Николай Иванович:

Николай Иванович- Дак мне никто пенсию в апреле не индексировал! Только за инвалидность добавили восемьдесят рублей - и все! И какой... я на них куплю? Вот так! С чего мне быть довольным!? Вот в газете как-то писали, что восемьсот восемьдесят рублей будет выплачиваться участникам тыла. А мне их не принесли. Прихожу в собес, там говорят: "Ты же от социального пакета отказался, значит, тебе
не положено!" Конечно, отказался - сначала в очереди к врачу выстои, а в аптеку придешь, там говорят: "Бесплатных лекарств нет!" Главное - за деньги есть, а бесплатных - нет! Ну а лечиться-то надо, куда деваться? Покупаю за деньги! А потом, как бумажке срок истечет - опять в очередь к врачу. И опять лекарств нет! И так два года сам лекарства покупал! Вот и отказался от такого соцпакета в конце-то концов! А работал я - кем только ни работал! У меня простые профессии. Шофером был. А в последнее время - фрезеровщиком на заводе.

Евгений Дмитриевич:

Евгений Дмитриевич

- В апреле только инвалидам проиндексировали пенсии. А я не инвалид, я жив-здоров, мне не положено. Я пятьдесят три года отработал на государство! Из них сорок два - за рулем! И никаких льгот, ничего нет! Работал и механиком, и компрессорщиком на заводе. Мне шестьдесят девять лет, и я только год назад ушел с работы, год только не работаю. Да, в принципе-то, я не жалуюсь - работая шофером, хорошо зарабатывал, пенсия у меня сейчас неплохая. Конечно, особо-то на нее не разбежишься, но прожить можно! А вот другие пенсионеры бедствуют. Цены растут, все дорожает...

Валентина Ивановна:

Валентина Ивановна- Да как Вам сказать... То, что сейчас государство прибавляет пенсионерам, при сегодняшнем росте цен совсем не ощущается! Одни лекарства каких денег стоят! Короче, болеть нельзя при нашей пенсии! Тогда еще как-то, худо-бедно, можно прожить! А если здоровья нет, то это все - просто ложись и умирай! Вот у меня соседка, у нее больше половины пенсии на лекарства уходит!
А послушаешь, как в других странах пенсионеры живут: путешествуют, ходят в кафе, общаются... Нам это не дозволено! Нам хотя бы одеться прилично. Мы себе даже этого позволить не можем, ничего из одежды не покупаем - донашиваем то, что было когда-то куплено, когда еще работали. Хорошо хоть на продукты кое-какие хватает. О полноценном питании я уже молчу. Чтобы безбедно жить на пенсии, она должна быть не менее пятнадцати тысяч. При наших ценах это совсем не много. На такую пенсию можно было бы жить, не нуждаясь в самом необходимом.

Людмила Серафимовна:

Людмила Серафимовна

- У меня четверо детей. Мы раньше всей семьей (я, муж, дети и свекровь) ездили на море отдыхать! Я три раза в Сочи была! При тех ценах мы могли это себе позволить. А сейчас? Я вот уже пятнадцать лет на пенсии. У меня младшая дочь на днях зарплату получила... за декабрь. Четыре тысячи пятьсот рублей... И что Вы скажете - разве можно так жить? Конечно, я от своей пенсии отрываю, чтобы помочь ей. Государство, конечно, не рассчитывает на то, чтобы мы детям помогали. Но ведь я - мать! Как же я могу допустить, что я ем, а у дочери на кусок хлеба денег нет?! Жизнь, конечно, очень "веселая" стала! Зайдешь в магазин, там сегодня двадцать рублей стоит, а завтра - двести! Вот так поглядишь и сразу "наешься". Да мы-то уж ладно, мы уже как-нибудь! Детям бы платили хотя бы тысяч по десять за работу. Ведь у них тоже дети - наши внуки! Вот за них душа болит!

Вот так, к сожалению, если и наскребли по сусекам 20 миллиардов рублей для совсем неимущих пенсионеров, то всем остальным, которые своим трудом на благо государства заработали пенсию, придется об увеличении пенсий пока забыть.

Общество наше стареет. Все больше становится пенсионеров, людей пожилого возраста, стариков и старушек, которых иногда деликатно называют людьми "третьего" возраста. В нашей непростой жизни у них возникает масса проблем: одиночество, ограниченное общение, стрессы, депрессии, болезни. Ухудшается память, появляются проблемы с самообслуживанием. Они пытаются выживать, как могут. Часто наши старики оказываются беззащитными, так как не знают законов.

А ведь это возраст, когда люди, прожившие долгую и трудную жизнь, поднявшие страну из руин после Великой Отечественной войны, запустившие первого космонавта в космос, имеют полное право на достойную старость, а не на нищенство.

Общественное мнение изучала Л. Курсекова

.