Главная » Новости » Мнения » ПОКАЯТЬСЯ В ПРЕДАТЕЛЬСТВЕ ДРУГА ЛУЧШЕ ПОЗДНО, ЧЕМ НИКОГДА
28 de Nov 08:14

ПОКАЯТЬСЯ В ПРЕДАТЕЛЬСТВЕ ДРУГА ЛУЧШЕ ПОЗДНО, ЧЕМ НИКОГДА

МненияБыл в недавнем прошлом в моей жизни такой случай. Хороший знакомый - умный интеллигентный человек, с двумя высшими образованиями, попал в очень неприятную ситуацию. По просьбе своего друга по пути в командировку перевез из одного города в другой пакет. Что в нем, по его словам, даже не догадывался.

При передаче пакета на вокзале был задержан транспортной милицией и помещен в следственный изолятор. Впоследствии выяснилось, что в пакете были наркотические вещества. Никакие доводы о непричастности к этому делу следователей не убедили, и суд приговорил его к пяти годам лишения свободы.

Отсидел он три года, прежде чем его друг попался на очередном подобном факте. Тут все выяснилось, и теперь попал за решетку настоящий виновник преступления. Поскольку я хорошо с их раннего детства знала обоих, и судьба каждого была мне небезразлична, захотелось поговорить с этим человеком и поинтересоваться, не мучила ли совесть его три года за то, что по его вине отбывал наказание друг, который не смог отказать ему в просьбе.

С некоторыми сокращениями привожу наш разговор.

- Алексей, правда ли, что Сергей не знал, что было в пакете?

- Думаю, что не знал. По крайней мере, я не сказал ему об этом, был уверен, что тогда откажет в просьбе. Очень он порядочный человек.

- Почему же ты так жестоко подставил хорошего человека, своего лучшего друга, который был тебе как брат? Ведь я знаю, вы дружили с детского сада.

- Мне всю жизнь почему-то катастрофически не везло с работой, с деньгами. Сергей не раз выручал меня, когда мне требовалась помощь. Мне было уже неудобно просить его об этом, и я решил заработать таким образом. Знал, что он не откажет и выполнит мою просьбу в самом лучшем виде. Конечно, он и не подозревал, что это была за просьба. Когда его посадили, я себя очень ругал, но сделать что-то, поехать и признаться в своей вине, у меня не хватало смелости. Так три года и прособирался.

- И что, за три года даже ни разу не посетил его?

- Нет, очень стыдно было. Как бы показался ему на глаза после такого?

- И совесть не мучила?

- Мучила, еще как! Одно время даже хотел руки на себя наложить. А потом подумал - дело-то уже сделано, ничего не исправишь. Придет время - повинюсь. Конечно, я знаю - такое не прощают, но надеялся, что встретимся, поговорим. Сергей всегда был сильным духом, добрым, понятливым и многое в жизни мне прощал как более слабому.

- А ты не думаешь, что он не выдал тебя потому, что пожалел, считая настоящим другом, думал, что ты придешь и выручишь его? Ведь можно было и до суда, и после него, и в течение всех трех лет признаться в своем преступлении, и его бы освободили.

- Конечно, я знал это. Но сделать с собой ничего не мог. Мне было страшно от мысли, что буду в тюрьме, а у меня маленькая дочка и жена тогда не работала. И я оказался слабым трусом и подлым товарищем. Сейчас пути наши разошлись, мы с тех пор не виделись, а я всю жизнь проклинаю себя за тот поступок. Тем более, что правда все равно всплыла. А как бы мне сейчас хотелось, чтобы он приехал, поддержал меня морально своими словами, своим сильным характером.

- Алексей, ты все еще надеешься на прощение? А ведь для этого не сделал ни одного шага навстречу. Не покаялся, не попросил понять ту ситуацию.

- Не сделал. И очень виню себя в этом.

- Я знаю, что после того случая жизнь тоже не баловала тебя.

- Да, все плохо. Жена с дочкой от меня ушли. Работу снова я потерял и решил заняться только этим запрещенным бизнесом. Большие деньги привлекали А не думал, что все это когда-то все - равно раскроется. Не хотелось думать. Жил одним днем - сегодня хорошо, шикую и ладно. А дальше как придется. Но не было дня, чтобы не вспомнил друга и не хотел повидаться с ним. При этом не нашел в себе силы приехать к нему в колонию, рассказать - как я страдаю от подлости своей. А потом вот и случилось то, что случилось. На его месте я теперь и до того мне тошно, что хоть вешайся.

- А хочется ли тебе покинуть этот свет непрощенным в таком страшном злодеянии?

- Не хочется. А впрочем - какая разница? На тот свет всех принимают. Прощенным-то я все равно теперь не стану, даже сам перед собой. Может, ты хоть ему расскажешь, что я чувствую.

Наш разговор оставил в моей душе такой тягостный осадок, что я пообещала найти Сергея и рассказать ему об этом. Думала, хоть себя от этой ноши освобожу. Нашла, пообщалась, вроде легче на душе стало. Но в памяти этот случай никак не стирается, хотя прошло уже лет немало. И диалоги наши тоже помнятся почти в подробностях.

- Сергей, как тебе живется после освобождения?

- Да знаешь, неплохо. Старые настоящие друзья помогли. Работа сейчас у меня хорошая, семья дождалась, живем дружно.

- Хочешь поговорить о том случае? - спрашиваю с опаской. Вдруг не захочет ворошить прошлое, вспоминать не лучший период своей жизни и предательство друга.

- А что, давай поговорим. Спрашивай, что хочешь узнать.

- Хочу узнать главное и не только для себя. Сумел ли ты понять и оправдать поступок лучшего друга? Простил ли его, зная ситуацию в их семье?

- Понять и оправдать это невозможно. Думаю, что каждый бы на моем месте ответил так же. А вот простить, думаю, смог бы, если бы он пришел, а я увидел, что он кается, что переживает. Я долго ждал, но… А до сих пор его люблю, как брата.

- Сережа, а ты веришь, если я скажу, что он очень страдает?

- Может быть, допускаю такую мысль. Так почему же не идет?

Я не стала передавать его слова Алексею. Не передала специально. Считаю, что все-таки он должен сам дойти до этого шага. Уверена, что наступит все равно такой час, когда невмоготу будет держать в себе это раскаяние, когда ноги сами понесут его к другу, когда упадет он перед ним на колени и попросит прощения. Прощения за свою подлость, за свою слабость, за предательство. Это никогда не поздно, жизнь-то еще не кончается. Ведь им всего чуть за сорок. Да и мне очень хочется верить, что наступит такой час. Иначе как же Алексею жить дальше?

P.S. Имена сохранены в надежде, что герои узнают себя и сделают выводы.

Лариса Повышева