Главная » Новости » Мнения » Горький мед
3 de Ago 14:28

Горький мед

работа в самом разгареПроблема крупным планом

В 1986 году, находясь в зоне Чернобыльской катастрофы, командир батальона нашего 40-го полка химической защиты Александр Маврутенков сказал: "Если удастся выйти отсюда живым, моим уделом станет пасека. нет незаменимей лекарства, чем мед".

Сегодня Александру Андреевичу 60 с "хвостиком", и он по-прежнему доказывает, что исключительную роль в его судьбе сыграли пчелки. О них, крылатых труженицах, мой однополчанин и земляк может рассказывать часами. А еще - о том, какую пользу они приносят и при каких болезнях надо использовать не только мед, но и обножку, пергу, прополис, маточное молочко...

Оказывается, в состав меда входит 15 органических кислот, до 35 минеральных веществ, витамины группы В, аскорбиновая кислота. При заболевании ангиной Гиппократ накладывал на шею слой воска. Авиценна рекомендовал его кормящим женщинам для стимуляции выделения молока.

- А эту банку с цветочной пыльцой я лично для тебя приготовил, - улыбаясь, говорит мой собеседник. - Попьешь ее с месячишко по чайной ложке в день - и покатит твоя работа, как по маслу. Впрочем, я не шучу. Пыльца укрепляет сосуды головного мозга.

Но... удивительное дело: чем активнее Александр погружал меня в жизнь самых высокоразвитых насекомых планеты, тем сладкий мед вызывал во мне все большую горечь. От обиды за батяню-комбата. От страха за человека, которого не убил атом, но, похоже, добьют чиновники. От того, что мировая медоносная держава, какой была когда-то Россия, приходит к забвению важнейшей отрасли и пренебрежению тем, чем нельзя пренебрегать.

В канун Октябрьской революции 1917 года на душу населения нашей страны приходилось 10 килограммов сладкой продукции в год. Сейчас - 20 граммов. Пасечное дело из разряда государственных практически стало любительским. Вроде баловства, которое позволяют себе люди от "нечего делать". В России уже много лет не существует госинспекции по пчеловодству. И нет структур, которые могли бы обратить хоть какое-то внимание на умирающую отрасль.

Потрясающую информацию выдал недавно Калифорнийский университет США, а следом за ним - ученые из университета Геттингена Германии: от медоносных пчел зависит опыление 115 сельскохозяйственных культур! Иными словами, не будет крылатых трудяг, количество продовольствия в мире сократится на 35 процентов. В тех же Штатах опыленческие услуги пчел оцениваются в 14,5 миллиардов долларов ежегодно.

Четыре года назад, находясь на территории германской Баварии, я сам наблюдал работу тамошних пчел. В среднем три пчелосемьи орабатывали каждый гектар цветущего рапса. При этом владелец пчелок щедро одаривался из госказны: почти 100 евро за отдельный улик. Пчелиный точок по-хозяйски окультурен. Надежными подъездными путями. Регулярным подвозом воды и продуктов питания звену пчеловодов. Наделением их необходимым инвентарем и инструментом. Как результат - потребление меда каждыи жителем этой страны приближается к 10 килограммам.

Вернувшись из ФРГ, я тут же рассказал о ней пасечнику с 25-летнем стажем. Маврутенков посадил меня за стол и попросил под его диктовку написать письмо губернатору Волгоградской области Андрею Бочарову. О том, что, имея богатейшие природно-климатические условия для развития пчеловодства, а заодно - огромные запасы кормов для пчелиной матки и ее "свиты", судьба пчелосемей в регионе более чем драматична. Причиной их массовой гибели является отход от традиционных способов ведения сельского хозяйства. Применение химии, и особенно пестицидов, приводит к тому, что, едва покинув свой улик, пчела тут же умирает.

Но в Камышинском районе не до пчелиных напастей. Благодаря государственной "поддержке" и "вниманию" рушится последняя его твердыня - зерновой клин, а пчелы, как мне стало известно, злаковые не посещают. Значит, вместе с зарубежным зерном будем по-прежнему поглощать помидоры из Турции, огурцы - из Болгарии, неблагонадежные польские яблоки заменим политкорректными сербскими...

Кстати сказать, пчелки с пасеки Александра Андреевича за ее кордон не летают. Имея в своем распоряжении несколько гектаров арендуемой земли, Маврутенков ежегодно обновляет ее разнотравьем. И безо всякой химии! Отведав хоть разок медок с его пасеки, твердо убеждаешься: лучшего не бывает.

Еще мой собрат по чернобыльскому несчастью велел отписать губернатору о пчелином воске. Кроме применения в медицине, этот продукт необходим для 40 отраслей промышленности, включая металлургию, радиотехническую, автомобильную, химическую. "Однако нет у нас еще того воска, который скрепил бы воедино интересы государства, аграриев и потребителей ценнейших продуктов пчеловодства", - подчеркнул пасечник.

Спустя несколько дней после нашего письма Александра пригласили в комитет по сельскому хозяйству обладминистрации. Разговор был долгим, но полезным. Как опытному и состоявшемуся пчеловоду Маврутенкову предложили стать во главе элиты волгоградских пасечников. Созданный кооператив из семи человек назвали "Дары Поволжья".

Бросившись на новую амбразуру, ветеран-чернобылец принялся доказывать, что на профилактику заболевания пчел, на научные исследования для производства здорового потомства, на погашения причиненного материального ущерба пчеловодам требуются денежные ассигнования.у медогонки

Голос Маврутенкова из российского Камышина пришелся ко двору даже штаба ООН! Двум его специализированным учреждениям (по охране окружающей среды и продовольственное) вменялось жесткое требование: разработать целевую программу по восстановлению пчелиной отрасли в течение ближайших пяти лет, выделив первоначально на эти цели 25 миллионов долларов. За разрешение судьбы крылатых опылителей взялись в Испании, Италии, Португалии, Англии, Румынии, Хорватии, Чешской республике... Но только не в России. У нас-де, по мнению чиновников от Минсельхоза, все обстоит иначе.

Сегодня, несмотря на все обещания федерального центра обратить внимание на умирающую отрасль, все остается по-прежнему: отсутствует действенное законодательство в отношении медовой ситуации, банки неохотно выдают кредиты под сладкую продукцию, валовый сбор меда и его производных все упорнее и настойчивее оказывается под "крылом" оборотистых дельцов. Посетив в начале лета текущего года одного из высокопоставленных чиновников от Роспотребнадзора, Маврутенков предложил провести анализ меда приобретенного в одном из супермаркетов. Чиновник отказался, мотивируя словами "не надо кошмарить бизнес". Простите, но если кошмарить бизнес не будем мы, то этот "бизнес" станет кошмарить нас. Кому нужна такая война, где не будет ни победителей, ни побежденных?

С каждым днем пчелиный коллапс обрушивается и на Волгоградскую область. Для ее пчеловодов главной задачей остается получение из воска вощины, без которой никакому меду не бывать. За важнейшей составляющей пчелиного улика Александр и его сподвижники вынуждены "рысачить" по всей Руси великой, отчего себестоимость меда не падает, а растет. Пять лет кряду знатный пчеловод добивается от властей Камышина выделить ему хотя бы 10 соток земли для производства все той же вощины. И всякий раз в его адрес - отказ!

Имея в минувшем году 32 пчелосемьи, Маврутенков сократил свое крылатое хозяйство в текущем до 12-ти. И это при том, что медовая планка превышала 50 килограммов с каждого улика. Отличнейший показатель! Для сравнения: в той же Германии аналогичный медосбор равен 20-25 килограммам. Не тот климат, что в нашем регионе.

Неутешительная сводка с пчелиного фронта связана с еще одной проблемой: куда девать весь мед? Стойкая государственная аллергия к нему вытеснила существовавшую еще с царских времен до постсоветских потребительскую кооперацию. Десятки оставленных позади лет мед и его производные входили в ряд конвертируемой валюты. В тот, который нынче именуется нефтяным и газовым. Единственным регионом России, в котором по меду сегодня не плачут остается Краснодарский край. Воистину был прав Конфуций, который однажды заметил: "Несчастна та страна, которая нуждается в героях".

И все же... Следуя мудрому совету местного Гиппократа, я каждое утро вот уже много лет проглатываю столовую ложку меда с пасеки Александра Андреевича, запивая его родниковой водицей. А поздним вечером, укладываясь в постель, сам себе приговариваю: "Скорее бы утро да снова на работу".

Спасибо тебе, дружище!

Владимир Бронченко, председатель правления Камышинского отделения Волгоградской областной общественной организации "Союз "Чернобыль"

пасекана пасеке