Набат ("Гранд-ритуал")

Контактная информация


Набат ("Гранд-ритуал")
ул. Пролетарская, 123б; г. Петров Вал, ул. Ленина, 34. 4-63-63, 8-927-509-65-55; 6-59-77. круглосуточно, без выходных

МогильниковыОгромный ассортимент памятников.

Оградки.

Столики, скамейки в комплекте.

Производим доставку и установку. Обустраиваем и обслуживаем захоронения.

Кто же они, люди, подчас оставляющие свои семьи в праздники и выходные, чтобы стать участливыми помощниками в самые тяжелые для камышан минуты?

Симпатичная молодая управляющая Лилия Владимировна Кильдина рассказала, что работала с директорами "Набата" еще до образования предприятия. Решилась перейти в ритуальное бюро не сразу, сначала побаивалась и присматривалась. Но потом все же привела сестру и включилась в работу сама. С тех пор отношение к смерти у Лилии по большей мере деловое: "Когда людей постигает горе, необходимо дать им возможность проститься с близким человеком, взяв на себя все хлопоты по погребению. Без этого родственникам умершего куда тяжелее".

Сразу напротив входа в "Набат", за столом - продавец-кассир Ольга Владимировна Фогель. На нее первую обрушиваются волны людской скорби. Она принимает звонки. Показывает похоронную атрибутику тем, кто пришел. Рассказывает о деталях погребения. В этот раз ее объяснения внимательно выслушивает пожилая пара. Вроде, спокойные, адекватные. Но, уже выйдя на улицу, посетители спохватываются: не спросили, можно ли положить в гроб родственнику его мобильник - вдруг на том свете пригодится... и возвращаются вновь. С ними опять разговаривают с тактом и пониманием, а я иду знакомиться с фирмой дальше.

Открываю дверь в бухгалтерию. Главный бухгалтер Людмила Алексеевна Макарова трудится в "Набате" с самого дня его основания, она делала еще учредительные документы. "Абсолютный учет идущего потока, порядочность и легальность при выплате зарплаты. А еще постоянство, мы никогда не меняли расчетный счет", - так прозвучала ее характеристика предприятия. Отодвинув кипу бумаг, Людмила Алексеевна улыбается: "Конечно, есть трудности. В последнее время в основном они связаны с частыми изменениями требований к документации ритуальных фирм. Хорошо, что мне очень повезло с великолепной помощницей - грамотным, ответственным специалистом Ириной Николаевной Яковлевой. Она профессионально ориентируется в набегающих друг на друга новшествах". Работы в бухгалтерии много, но женщины есть женщины. Перед тем как сфотографироваться, урывают минутку и прихорашиваются. Одна шутит: "Как же, а вдруг судьба - а я в калошах?"

Все правильно, сотрудникам ритуального агентства как воздух нужен юмор, иначе можно психологически не выдержать, день ото дня сталкиваясь с чужим несчастьем.

На полках следующего в моем маршруте помещения - пока еще голые проволочные каркасы и тюки с искусственными цветами. Управляющая представляет веночницу Анастасию Михайловну Коновалову. Она знает, что изготовленный ее руками траурный венок будет одной из ярких деталей на церемонии прощания. "Людям хочется показать, насколько дорог им ушедший в мир иной. Думаю, что чувства можно выразить через гармоничную цветочную композицию, украсив и перевив ее лентами", - поясняет Анастасия Михайловна. "От того, что похороны - событие горькое для наших клиентов, мы чувствуем огромную ответственность, во всех организационных мелочах минимизируем нагрузку на них", - поддерживает веночницу Лилия Кильдина и ведет меня дальше в глубину двора.

"Без квалифицированного сварщика мы, как без рук. Вот он", - управляющая показывает на Сергея Николаевича Кирюхина, который отрезает металлические прутья (из них в дальнейшем будут изготовлены каркасы для венков). Он пригласил нас в мастерскую, заставленную специальными приспособлениями. "Здесь варю столики и лавки на кладбище, могильные оградки, бордюры. Они могут быть аристократичными или лаконичными, как захотят заказчики. Все сделаю, чтобы помочь обустроить последний приют умерших на земле. Специалист широкого профиля, уже 11 лет тут работаю", - рассказал мастер.

Далее вслед за Лилией Владимировной пересекаем двор и заходим в сумрачный бокс, пропитанный запахом деревянной стружки. Вокруг жутковато. Мимо гробов и досок, стоящих по обе стороны, проходим к плотнику Павлу Петровичу Андрееву. Он серьезно, обстоятельно делится: "По образованию я механик. Раньше работал на кузлите, в лесхозе, питомнике..." Заметив мой испуганный взгляд, брошенный на гробы, добавляет: "Это ничего. Человек ко всему привыкает. Кому-то надо и домовины делать". "Павел Петрович, что самое трудное в этой работе?" "Морально тяжело делать маленькие гробики. Видеть, как родители хоронят своих детей, как матери кидаются за своими кровиночками, не отпускают даже мертвых, не дают закрыть крышку".

А между тем за дверью кипит повседневная жизнь. Водители Денис Николаевич Мельник, Сергей Иванович Колесников, Константин Филиппович Рупп, громко переговариваясь, осматривают технику. Каждый исполняет определенную работу, но все находятся в контакте друг с другом. "Они у нас и транспорт водят, и ремонтируют, и землю копают, - о своих сотрудниках управляющая рассказывает с особой теплотой. - Трудолюбивые и отзывчивые".

Про саму Лилию Владимировну Кильдину, когда она отлучилась, чтобы проконсультировать посетителя, мне рассказал другой управляющий - Александр Николаевич Омельченко, больше 10 лет заведующий в "Набате" хозяйственными делами. "Она толковый специалист, с хорошими организаторскими способностями. На ней держатся все вопросы похоронных дел. Понятно расскажет, покажет, по адресу выедет, поговорит по душам".

"А в Ваши обязанности, Александр Николаевич, что входит?" "Обычная работа - отопление, водоснабжение. Раньше условия на фирме были хуже. Когда-то мы углем топились, потом построили котельную, перевели все на газ. Постепенно обновили технику. Стали больше уделять внимания установке памятников". "В ритуальном агентстве бывают выходные?" "Только 1 января, Рождество и Пасха. Все остальное время мы работаем".

Направляюсь через двор мимо десятков кладбищенских памятников и машин в кабинет директоров. По иронии судьбы их фамилия Могильниковы - братья Валерий Владимирович и Сергей Владимирович. Обязанности между ними на фирме распределены: Валерий работает с персоналом, Сергей решает вопросы с поставщиками, администрацией и проч.

- Сергей Владимирович, у кого из вас и как возникла идея организации "Набата"? Каким делом Вы занимались раньше?

- Мой брат был офицером, служил в Саратове и Энгельсе, оттуда ушел в отставку. Я работал на буровой, потом занимался предпринимательством. 15 лет назад брат приехал в Камышин. Случилось так, что наши знакомые хоронили свою маму, а мы им помогали. Любая мелочь - от поиска машины до захоронения - оказалась проблематичной до истерик. Мы посоветовались, Валерий съездил в Энгельс, где год или два уже существовала подобная организация. Ее опыт на стадии первых шагов оказался очень полезным, потому что "Набат" начинался с нуля, с гвоздя.

Я не считаю, что у нас работа какая-то особенно давящая, так как мы не делаем того, за что нам стыдно. За годы труда накопилось много благодарностей от камышан. Бывает, если в доме появляется покойник, многие теряются и не представляют, что с ним делать, куда бежать, кому звонить. "Набат" решает навалившиеся внезапно проблемы за людей, охваченных горем.

Грустно, но из-за боли, страданий, невозможности себя обслужить некоторые старики сами ждут, когда же закончится бренная жизнь. Иногда приходят одинокие бабушки, заказывают прижизненное захоронение (заранее оплачивают свои похороны) и словоохотливо поясняют: "Хватит, нажилась. Больше ничего не могу, даже за хлебом сходить. Соседей просить уже стыдно. Все мои близкие давно ушли. Зачем я здесь нужна?"

- Сергей Владимирович, позвольте задать Вам неудобный вопрос. Ответ на него интересует наших читателей, которым довелось с удивлением наблюдать, как сотрудники ритуального агентства в тяжелый для них час возникали на пороге быстрее врачей "скорой помощи", вызванных засвидетельствовать смерть. Значит, у ритуальных бюро города существует сеть информаторов в полиции, в морге, больнице?

- Отвечу сразу - 100 процентов это не в "Набате". Дело в том, что сейчас в Камышине 6 или 7 ритуальных агентств, новые завоевывают свое место на рынке. Конечно, не хочется, чтобы, как в большом городе, 3-4 агентства встречались на лестничной площадке, и у квартиры, куда нагрянуло горе, происходил кощунственный скандал за покойника. Нужно этот вопрос решать корректно, с соблюдением всех морально-этических норм.

Специфика нашей работы такова, что требуется много людей, много техники. Представьте: похорон сегодня нет, завтра нет, а люди приходят каждый день на работу, им нужно платить зарплату. Или вдруг изменились погодные условия - жара, давление; от них умирает много жителей, страдающих определенными заболеваниями. Мы в день максимум можем организовать 4 траурных церемонии. Зарабатывать необходимо всем, бизнес есть бизнес, но главное в этом деле не переступить черту цивилизованности.

- В заключение - традиционный вопрос. Ваши пожелания в день15-летия агентства?

- Желаю всем, чтобы Камышин стал богаче. Чтобы к нам пришло какое-нибудь предприятие, позволяющее трудоустроить жителей и дать им возможность достойно зарабатывать, не уезжая из родного города в поисках лучшей доли.