Главная » Новости » Культура и искусство » "Я ХОЧУ БЫТЬ ПОНЯТ МОЕЙ СТРАНОЙ"
16 июля

"Я ХОЧУ БЫТЬ ПОНЯТ МОЕЙ СТРАНОЙ"

Портрет19 июля будет широко отмечаться 120 лет со дня рождения выдающегося советского поэта Владимира Владимировича Маяковского. В последние годы между читателем и поэтом возникла стена. Тем удивительнее размах юбилейных торжеств.

В Одессе состоялся 3-й Международный литературный фестиваль, проводившийся под знаком 120-летия со дня рождения В. Маяковского.

В Москве проходит Литературная акция к 120-летию поэта. С 21 марта по 31 июля в московском метро курсирует «Поезд поэзии». В каждом вагоне представлены разные грани творчества поэта.

«Я сам расскажу о времени и о себе», - сказал Маяковский. Нам, сегодняшним, надо только его услышать, услышать сердцем, как обращается поэт к нам: «Слушайте, товарищи потомки …»

Маяковский был и остается самым ярким революционным поэтом.Он был «революцией мобилизованный и призванный», потому что сам по складу характера, по темпераменту, по самому типу человека был бунтарем и революционером. Увы, сама эпоха, которую он воспевал, канула в лету. Несомненно, сейчас его творчество нуждается в новом прочтении. Его самого надо освободить от «хрестоматийного глянца», который затушевал живой облик поэта, сведя его роль к функции агитатора за Советскую власть. Но тем и велик Маяковский, что он всегда и обо всем говорил «во весь голос». За любую тему «горлан – главарь» брался лишь тогда, когда чувствовал, что «голосует сердце». Поэтому и остаются в памяти его чеканные строчки:

«Это было с бойцами, или страной, или в сердце было в моем »;
«Пою мое Отечество, республику мою !»;
«Читайте, завидуйте, я – гражданин Советского Союза ».

Маяковский был подлинным патриотом , и любовь к Родине была заложена в нем на генетическом уровне:
«… землю, с которою вместе мерз, вовек разлюбить нельзя» .

Разлюбить нельзя - значит, это то чувство, с которым родился, которое только крепнет со временем . «Отечество славлю, которое есть, но трижды – которое будет».

Даже в заграничных поездках ( в 20-е годы В.В. Маяковский посетил Германию, Францию, Америку), где все внове и интересно, Памятникпоэт тоскует по Родине. Саму Эйфелеву башню он приглашает в Россию :

- Идемте, башня ! К нам ! Вы – там, у нас, нужней !
Идемте к нам! Идем в Москву! ».

Этим, на первый взгляд, странным приглашением он хотел приблизить торжество индустрии, символом которого являлась Эйфелева башня, в родной Стране Советов.

Маяковский, как и все, очарован Парижем , но ностальгии не преодолеть :

«Я хотел бы жить и умереть в Париже ,
если б не было такой Земли – Москва».

Маяковский всегда любил жизнь. В 1920 году – среди полной разрухи и голода – он пишет блистательное стихотворение о «Необычайном приключении, бывшем с Владимиром Маяковским летом на даче»:

«В сто сорок солнц закат пылал, в июль катилось лето,
Была жара, жара плыла – на даче было это».

И далее: « Светить всегда ! Светить везде ! До дней последних донца …»

Маяковский не собирался умирать  и не принимал самоубийство как способ решения никаких, даже самых неразрешимых проблем. После смерти Сергея Есенина среди молодежи прокатилась волна подражательных самоубийств. Чтобы нейтрализовать огромную силу предсмертных стихов Есенина, Маяковский написал стихи, пронизанные жизнеутверждающей мощью :

«Для веселия планета наша мало оборудована.
Надо вырвать радость у грядущих дней.
В этой жизни помереть не трудно –
Сделать жизнь значительно трудней».

Тем не менее, спустя всего пять лет Владимир Владимирович Маяковский выстрелом из револьвера в сердце покончил с собой. Маяковский преодолел много трудностей – он вставал на пути хитроумных врагов, душевных уродцев, тупиц. Он был страшен им – и его травила «банда поэтических рвачей и выжиг».

Была фактически сорвана его выставка, где он рапортовал о своей 20-летней работе. Из юбилейного номера журнала «Печать и революция» в последний момент вырезали его портрет.

Кто–то звонил по телефону, говорил гадости; кто-то подбрасывал пасквильные записки. Та дрянь, с которой боролся Маяковский, стремилась взять реванш .

Натиск противников не заставлял его отчаиваться. Маяковский знал цену этим людям … Но получилось так, что в его жизни вдруг появились слабые звенья: болезни, нервное переутомление, личная драма. У Маяковского начиналась болезнь горла : поэт – трибун терял голос. Он сам говорил об этом на одном из самых последних выступлений:

- Я сегодня пришел к вам совершенно больной, я не знаю, что делается с моим горлом, может быть, мне придется надолго перестать читать. Может быть, сегодня один из последних вечеров …

Он не мог сражаться на эстраде, не мог отвечать своим врагам. И еще: «…любовная лодка разбилась о быт». Сам поэт написал об этом в своем последнем письме и добавил: «…Пожалуйста, не сплетничайте. Покойник этого ужасно не любил».

Наиболее близких друзей не было в городе. С другими начались размолвки, разлад …

Все это не стало причиной, но это ослабило способность к сопротивлению, к борьбе . Наступила минута слабости. Появилось сообщение о самоубийстве Маяковского. В посмертной записке он написал: « ... это не способ (другим не советую ), но у меня выходов нет ».

Лев Кассиль вспоминал об этих тяжелых днях: « Назойливо стучатся в уши строки, давным –давно им написанные:

- А самое страшное вы видели – лицо мое, когда я абсолютно спокоен ?

Маяковский читает стихи… Да, никогда я еще не видел это лицо совершенно спокойным. Всегда оно озарялось либо молниями гнева, либо сосредоточенным огнем внимания или отсветами искрящейся шутки. Первый раз я вижу его абсолютно спокойным. И это правда самое страшное ».

Величие Маяковского чувствовали и поэты, очень далекие от него. Из записных книжек Мандельштама: «Там же, в Сухуме, в апреле я принял океаническую весть о смерти Маяковского … Человек устроен наподобие громоотвода. Для таких новостей мы заземляемся, а потому и способны их выдержать».

Любовь – это то, чего так не хватало Маяковскому при жизни:
«Своё земное не дожил : на земле своё не долюбил ».
Он ушел в неоплатном долгу
…перед Бродвейской лампионией,
перед вами, багдадские небеса,
перед Красной Армией,
перед вишнями Японии –
перед всем,
про что
не успел написать ».

Счастье, что о многом Маяковский успел написать . То, что он написал, навсегда вошло в золотой фонд поэзии как стихотворение 

«Послушайте!»
Ведь если звезды зажигают –
Значит – это кому –нибудь нужно ?
Значит – это необходимо,
Чтобы каждый вечер над крышами
Загоралась хоть одна звезда ?!

«Это стихотворение – щемящий от чувства одиночества прорыв к прекрасному, к гармонии »,- сказал известный литературный критик Ал. Михайлов.

Счастье, что Маяковский успел написать проникновенные строчки о любви к живому, к «зверью» :

Я люблю зверье . Увидишь собачонку
Тут, у булочной, одна –
сплошная плешь.
Из себя и то готов достать печенку  –
Мне не жалко, дорогая,
ешь.

Как и Сергей Есенин (стихотворение «Песнь о собаке»), Маяковский в стихах о сострадании к живому раскрывал свою душевную щедрость.

Счастье , что Маяковский успел написать потрясающе красивые и в то же время пронизанные высокой философией строчки:

Том 12Ты посмотри, какая в мире тишь.
Ночь обложила небо звездной данью.
В такие вот часы встаешь и говоришь
Векам, истории и мирозданью .

Сейчас Владимир Маяковский высится в центре Москвы. Стоит на площади своего имени. Поэт, который однажды сказал:

Я хочу быть понят моей страной ,
а не буду понят –
что ж ?!

По родной стране
пройду стороной,
Как проходит
косой дождь .

Вскоре после смерти поэта Марина Цветаева сказала: «Боюсь, что, несмотря на народные похороны, на весь почет ему, весь плач по нем Москвы и России, Россия и до сих пор до конца не поняла, кто ей был дан в лице Маяковского» .

Счастье, что к нам наконец пришло это понимание. Об этом говорит размах юбилейных торжеств и тот радостный факт, что в книжной серии «Великие поэты » (выпуск «Комсомольской правды») под номером 12 вышел в свет красивый томик стихов Владимира Маяковского. А под номером один в этой серии, естественно, вышел сборник Александра Сергеевича Пушкина. «После смерти нам стоять почти что рядом…» (В.Маяковский «Юбилейное»)

Р.S. В Центральной городской библиотеке в формате «Литературного календаря» оформлена книжная выставка к юбилею Маяковского

Валентина Соколова
.