Главная » Новости » Страницы истории » Улица «нашего всего»
06 июня

Улица «нашего всего»

А. С. ПушкинК 220-летию А. С. Пушкина

Один коллега по перу попросил написать про камышинскую улицу Пушкина. Дескать, публикация будет к месту в связи с 220-летием со дня рождения великого поэта и дополнит сборник моих статей «Улицы Камышина рассказывают». Я ему сразу ответил: «А что про эту улицу писать, кроме её названия? Мы ж не Питер и Москва, где каждый уголок «дышит» Пушкиным».

В городе есть улицы русских писателей и поэтов – Гоголя, Тургенева, Толстого, Чернышевского, Чехова, Лермонтова, Некрасова, Шевченко… К Камышину эти люди ровным счётом никакого отношения не имеют, никогда здесь не были (за исключением, разве что Тараса Шевченко, проплывавшего мимо и сделавшего зарисовок Камышина с Волги). И наименования улиц в их честь – скорее дань модной исторической традиции. Но вот пример иного рода. В 1942 году, когда гитлеровские войска рвались к Волге и шли упорные бои за Сталинград, Михаил Александрович Шолохов жил по улице Набережной, д. 74, где сегодня разместился филиал Камышинского историко-краеведческого музея. Будучи военным корреспондентом, здесь он писал фронтовые заметки и знаменитый убийственный очерк «Наука ненависти», ставший настоящим печатным оружием в грозные годы, вселявший боевой дух в ряды наших воинов. А кроме того, будущий нобелевский лауреат именно в Камышине начал писать свой роман «Они сражались за Родину». Однако все эти заслуги почему-то не стали поводом к тому, чтобы одну из камышинских улиц назвать именем Шолохова. Точно также до 1996 года в городе не было и улицы в честь самого известного камышанина, Героя Советского Союза Маресьева. (А когда она появилась, вызвала некоторые нарекания – в том месте, на окраине города, где Маресьев ногой не ступал). Зато улицы космонавтам появлялись сразу же после их полёта в космос, при жизни (две из них носят имена ныне здравствующих Алексея Леонова – кстати, в эти дни он отмечает 85-летний юбилей – и Валентины Терешковой). Ничуть не умаляя подвига покорителей космоса, всё же хочется задать вопрос: отчего такая, мягко сказать, несправедливость и некоторое пренебрежение краеведческой исторической памятью? Ответ всё в той же политической конъюнктуре, от которой, похоже, ни одна эпоха не свободна. Как мы знаем, начало космической эры 12 апреля 1961 года дало толчок к появлению целой серии «улиц-космонавтов» в городах Советского Союза. В Камышине это время совпало с интенсивной жилой застройкой в его северной части. Тогда и появились не только улицы, но и проезды, носящие имена космонавтов. Они росли и застраивались быстро, как грибы после дождя, и камышане порой не успевали запомнить все их названия. Здесь тоже уместен вопрос: почему у нас нет улицы лётчика-космонавта Малышева, родившегося в Николаевске, совсем рядом с Камышином? Ведь он дважды Герой Советского Союза, к тому же является Почётным гражданином нашего города.

Всё это – отступление от главной темы моего повествования. Но его следовало сделать, чтобы понять, по какому принципу появляются имена улиц, кого-то отметивших, а кого-то и незаслуженно забывших. Вернёмся к улице Пушкина. Раньше она называлась Аптекарской. И не случайно. В XIX веке на ней располагалось наибольшее число аптек города, да ещё и домов аптекарей. Сохранились фамилии некоторых из них: Вюртнер, Герштейн, Вишкольц. Если брать национальную составляющую, то самыми многочисленными в аптечной сфере были немцы и евреи. Как мы знаем, в эпоху Екатерины II Камышин (тогда ещё Дмитриевск) стал активно заселяться выходцами из немецких земель. Тогда и начали застраиваться улицы старой части нашего города. Появились улицы Немецкая (в советское время переименованная в Спартаковскую, что тоже, кстати, связано с немцами – Спартаковскими назывались революционные отряды, действовавшие в Германии в период так и не увенчавшейся успехом тамошней революции 1918 года), потом и Аптекарская. Позже немецкие переселенцы расселились по всему городу. Их фамилии хорошо известны любителям краеведения – Горст и Лихтенвальд (магазины и гостиницы); Фрицлер (пивная) – в его доме, по адресу: ул. Гражданская, 72, прошло моё детство; Райсих и Борель (мельницы); Нобель (нефтесклад); Дюфферт (аптека) – по замечанию писателя-камышанина немецкого происхождения Доминика Гольмана, эта аптека, в начале XX века располагавшаяся, правда, не на Аптекарской, а на углу улиц Немецкой и Саратовской (Октябрьской), была в то время единственной в городе.

В 1899 году вся Россия отмечала столетие Александра Сергеевича Пушкина. В его честь Аптекарскую улицу (которая, очевидно, уже перестала соответствовать своему профессиональному статусу) решили переименовать в Пушкинскую. Так же было названо и открывшееся на Астраханской (Республиканской) женское начальное училище, или Пушкинская школа.

Сегодня название улицы звучит несколько по-другому – как ул. Пушкина. Начинается она в 7-м микрорайоне, на берегу Камышинки, и проходит в южном направлении, пересекая улицы Гоголя, Октябрьскую, Советскую, Лазарева, упирается в территорию рынка, а далее, через улицы Давыдова, Серова, Стахановскую, продолжает свой путь до маленького переулка Пушкина, уступая место улице Алтайской. Это одна из «длинных» улиц нашего города.

«Важнейшее из искусств»

киноНачинаем нашу прогулку со стороны 7 микрорайона. За нынешним зданием Пенсионного фонда сейчас началось строительство детского сада. А раньше на этом месте стояло здание кинотеатра. В 1895 году французский изобретатель Луи Жан Люмьер вместе со своим братом Огюстом придумали аппарат для съёмок «движущихся фотографий» – первый пригодный к практическому использованию киноаппарат, открывший эру кинематографа. Через десяток лет забавное увлечение добралось и до Камышина. Благодаря местному предприимчивому купцу и гласному (депутату) городской Думы Г.И. Фадееву в 1907 году на Пушкинской улице был открыт кинотеатр «Паттэ». Такое название он получил по имени фирмы двух других предприимчивых братьев французов, которые в 1905 году приобрели у братьев Люмьер все права на кинематографический аппарат и начали производить его в массовом количестве. Публика от первых сеансов кинопоказа (иллюзиона) была в восторге. В советское время кинотеатр сменил название и стал «Молодым ленинцем». Его я помню очень хорошо. Наряду с драмтеатром это были любимые места камышан. В кассах кинотеатра всегда стояла длинная очередь. Компактный кинотеатр Ленинецзал где-то человек на 250 никогда не пустовал. После войны показывали много трофейных фильмов. Один из них я, как и, пожалуй все мои сверстники-пацаны, очень хорошо запомнил – «Тарзан. Человек-обезьяна». Конечно, запомнилось, как целыми классами со всех школ города нас приводили в кинотеатр на просмотр «Повести о настоящем человеке», вышедшем в 1948 году. Да и самостоятельно мы ходили смотреть на подвиг нашего героя-земляка по нескольку раз. Когда в конце 1970-х здание «Молодого ленинца» снесли, мы переориентировались на новый кинотеатр «Дружба».

Вперёд, в «Зарю» на встречу!

Идём дальше. На улице Пушкина, 60 (при пересечении с ул. Октябрьской) стоит хорошо сохранившееся дореволюционное одноэтажное белокаменное здание. Сегодня в нём торгуют оптикой. А в дореволюционное время это было домовладение купца Анисима Логинова. В 1937 году здесь начал работать ресторан «Заря», имевший большую популярность в 50-60-х годы прошлого века. Именно «ресторан», хотя по нашим – а тем более нынешним – меркам это заведение общепита на такой статус не тянуло. Камышане между собой часто называли его «дорогой столовой». С ним связана и моя личная довольно любопытная история.

В 1960 году, после трёх лет службы в ПВО, я возвратился в Камышин. Мой двоюродный брат Николай Сидорин пригласил посидеть в ресторане, отдохнуть за рюмкой водки и «покалякать» о житье-бытье, о планах на будущее. За длинным столом сидело человек пять, многие были друг с другом знакомы. Пили, закусывали, вели разговоры. Одним словом, отдыхали за дружеской беседой.

улица ПушкинаВдруг открылась дверь, и вошёл красивый, статный, высокого роста и мощного телосложения мужчина, с чёрными как смоль волосами. Немного постояв, он окинул пронизывающим взглядом все столы ресторана и медленно направился к нам. Тихо и как бы неприметно и ненавязчиво поздоровался, сел на свободный стул. Свои беседы мы продолжили, не обращая на него никакого внимания, но Николай по инерции стал наполнять и его рюмочку. Официантка подносила очередные блюда – и новому посетителю в том числе, очевидно подумав, что сидит одна компания. Незнакомец будто нас всех загипнотизировал. Выпил несколько рюмочек, закусил. При этом в разговор ни с кем не вступал. Тихо и незаметно встал и ушёл – как невидимка, как привидение…

Прошло какое-то время, когда у сидящих за столом «туман рассеялся» и все стали задавать вопросы: а кто это был? чей знакомый? кто за него будет расплачиваться? Официантка предъявила счёт, куда естественно вошла и доля незнакомца. Николаю пришлось раскошелиться.

Позже стало известно, что незнакомцем оказался уже получивший известность как камышинский гипнотизёр и фокусник Михаил Емцов. Несмотря на то, что этот человек частенько выступал в городском драматическом театре, в театральной труппе он не состоял, работал как частник, по договорам, показывая своё умение в селах района, производственных коллективах и учебных заведениях Камышина. Как человек, обладавший необычными способностями, умением оказывать влияние на людей, Емцов состоял на учёте в городском отделе внутренних дел. К примеру, он мог в магазине с незнакомым человеком (конечно, не с каждым, а у кого была слабая, неустойчивая психика) пообщаться, добровольно получить от него какую-то сумму денег, а потом этот человек не мог вспомнить, кому и сколько денег отдал и при каких обстоятельствах. Не думаю, что Емцов злоупотреблял своими способностями, но баек про него ходило много, и, как вы увидели, наша кампания тоже попала на его удочку.

«Счастье привалило!» 

улица ПушкинаВ южной части города ещё, к счастью, сохранились здания с неповторимой архитектурой, проходя мимо которых, мы рассматриваем их с большим интересом. Иногда останавливаемся и не можем ими не налюбоваться. Они резко контрастируют с безликими, похожими друг на друга как две капли воды, серыми и невыразительными пятиэтажными панельками, коих в нашем городе предостаточно. А эти старые здания из красного кирпича на старинных улицах Камышина всем своим неповторимым блеском сияют, как бриллианты. Одно из них, под номером 80, расположено на пересечении улиц Пушкина и Советской. Сегодня в нём расположился Камышинский военкомат. До революции это здание принадлежало купцу Фёдорову, торговавшему хлебом. Он имел в собственности ещё и «доходный дом» на углу Царицынской (Советской) и (Астраханской) Республиканской, где квартиры сдавались в наём. В послевоенное время здесь обустроили коммунальные квартиры, в одной из которых в конце 1960-х проживал мой коллега по педагогической деятельности, директор средней школы № 15 В.И. Сухорученко.

С купцом Фёдоровым связано несколько легенд и преданий. Все они рассказывают о том, каким чудесным образом до того небогатый камышинский торговец булками сколотил себе состояние. Фёдоров (из-за увечья его прозвали «Безруков») имел хлебную лавку на берегу Волги. Место бойкое, и летом всегда было много народу. Один из покупателей сошёл с теплохода на берег и заглянул в эту лавочку прикупить булочек. Сильно торопился и по забывчивости оставил в лавке свой портфель с деньгами. Пропажи хватился, когда пароход уже отчалил от берега. Возбуждённый пассажир стал требовать у капитана возвратиться. Тот ответил, что пароход идёт по расписанию и он не может его нарушить. Тогда бедолага бросился в воду и добрался до берега вплавь. Ворвался в лавку и стал требовать у её владельца утерянное. Не тут-то было: торговец быстро сориентировался, развёл руками и заметил, что лавок здесь много, пускай ищет пропажу в другом месте. Так ли это было на самом деле, сегодня никто уже не скажет, но мелкий торговец Фёдоров вдруг разбогател, вошёл в гильдию купцов и отстроил себе великолепный особняк с хозяйственными постройками: амбаром, скотным двором, зимним и летним каретными сараями и конюшней.

«Поклонитесь преблагороднейшему человеку!»

дом, где жил НалбандянРядом с военкоматом стоит небольшой деревянный дом с незатейливой резьбой (ул. Пушкина, 82). До недавнего времени на нём висела табличка, что в этом доме во время ссылки в Камышин жил армянский мыслитель, революционер-демократ, писатель, блистательный критик и публицист Микаэл Лазаревич Налбандян. (В 2019 г. ему исполняется 190 лет со дня рождения). Нынешнему поколению эта фамилия вряд ли что-то говорит, а в советское время она была на слуху. Он написал роман «Одному – слово, другому – невесту», сатирический «Дневник», антирелигиозную поэму «Похождение праотца», много гражданских стихов. Он увлекался переводами на армянский язык стихов Пушкина и Лермонтова, пытаясь им подражать. Под влиянием Пушкина было написано стихотворение «Поэт».

Решимость бороться с тиранией, погибнуть за идею ярко выражены в известном стихотворении Налбандяна «Свобода»:

…Пусть казнью, виселицей пусть,
Столбом позорным кончу годы, –
Не перестану петь, писать
и повторять: «Свобода!»

Дважды Налбандян бывал в Лондоне, где контактировал с Герценом, Огарёвым, Бакуниным. Сохранилась характеристика, которую Герцен и Огарев дали Налбандяну в одном из писем в Россию: «Золотая душа, преданная бескорыстно, преданная наивно до святости. Поклонитесь ему – это преблагороднейший человек, скажите ему, что мы помним и любим его».

Помимо своей революционной деятельности, Налбандян проявил себя как вдумчивый исследователь и просветитель в области родного армянского языка. По сути, он является реформатором армянского литературного языка, и тот стал доступным каждому простому человеку. То же самое сделал Пушкин, которого мы называем создателем русского литературного языка.

В конце мая 1862 года в Петербурге он установил связь с центром революционного общества «Земля и воля», а уже 7 июля вместе с Чернышевским был арестован и посажен в Алексеевский равелин Петропавловской крепости. Просидел он там в сырой одиночной камере около трёх лет. Затем последовал приговор: Микаэла Налбандяна «оставить в сильном подозрении и затем как личность неблагонадежную выслать в один из отдалённых городов России под строгий надзор полиции». Вот так 7 декабря 1865 г. на санях в сопровождении конвойного жандарма он прибыл в края, где зимой часты бураны, вьюги и жуткие морозы. С его заболеванием туберкулёзом последней стадии жить в таких условиях ему было противопоказано. Поэтому ясен его негатив, с которым он описал Камышин в письме своему брату: «Об этом городе ничего хорошего сообщить не могу, совершенно негодное место, а в течение зимы жизнь здесь прекращается совершенно». 

Камышин в судьбе Налбандяна сыграл ту же печальную роль, что и Чёрная речка для Пушкина, где знаменитый поэт получил смертельное ранение. 12 апреля 1866 года в возрасте 37 лет (как и Пушкин!) Налбандян умер. Его тело доставили в Нахичевань-на-Дону (ныне это район Ростова-на-Дону), где он родился. Похороны превратились в массовую демонстрацию.

Микаэл НалбандянВ советское время на стене неприметного домика, в котором Налбандян провёл остаток своих дней, укрепили мемориальную доску, и каждый мимо проходивший и взглянувший на дату мог удивиться сохранности этой старой деревянной постройки, столь редкой среди нынешних домов каменного Камышина. Сегодня доски нет, а память о Налбандяне осталась в виде его трёхметровой медной статуи, которая встречает посетителей Камышинского историко-краеведческого музея в одном из его коридоров. История статуи не менее интересна. Она была подарена Камышину советскими армянами к столетию памяти их национального героя, в 1966 году. Медный Налбандян не сразу «поселился» в музее. Вначале он кочевал с места на место, поскольку городские власти долго решали, куда его деть. В аккурат к 300-летнему юбилею Камышина, когда открывалась новая школа № 16, монумент разместили в ней, дабы учащиеся знали, какой герой жил в нашем городе. Однако, по воспоминаниям, подарок не пришёлся в пору: те самые учащиеся и посетители школы этой «статуи командора» несколько пугались, её установили в тёмном углу, за лестницей. Да и потолки нового здания трёхметровый монумент просто «придавили». Позднее его было решено передать музею. Однако и здесь Налбандян не сразу обрёл покой. Он стоял при входе в холл музея, затем у парадной лестницы между первым и вторым этажами, затем был «загнан» в угол. В этом отношении герою армянского народа не повезло. Кто-то может заметить: а всё потому, что не надо было в свое время плохо отзываться о Камышине.

Кстати, при первом взгляде на статую Налбандяна у многих возникает ассоциация с главным героем нашего повествования. И вопросы посетителей музея отнюдь не редки: «Это кто – Пушкин?»; «Неужто он бывал в Камышине?» Вот так статуя просветителя армянского народа чудесным образом объединила его с великим русским поэтом.

В связи с этим немного хочу сказать об армянском следе в нашей истории. Армяне всегда были с Россией, вместе мы боролись с захватчиками. 400 тысяч сынов Армении героически сражались против фашистов на фронтах Великой Отечественной войны. Особую гордость вызывает фигура дважды Героя Советского Союза Ивана Христофоровича Баграмяна, командовавшего войсками 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов.

В разные годы в Камышине трудилось немало армян, которых я знал лично. Это директор ТЭЦ А.А. Оганесян, вышеупомянутый горвоенком полковник Д.М Манукян, преподаватель КВВСКУ полковник А.А. Бабаян, зам. директора кузнечно-литейного завода по капстроительству Р.А. Карапетян, директор и худрук Камышинского драматического театра В.К. Геворгян и др. Ныне в нашем городе проживает много представителей армянской диаспоры. Известный предприниматель Серго Саргсян возглавляет общественную организацию «Союз армян России» по Камышину и Камышинскому району. Он стал инициатором установки на подворье Никольского кафедрального собора особого православного знака – креста-хачкара в честь многовековой дружбы армянского и российского народов. При его спонсорской помощи на улице Ленина был открыт памятник Герою России камышанину Александру Колгатину.

Вот так светлое имя «нашего всего» объединило людей, события и явления камышинской истории. И пускай сегодня улица Пушкина не выглядит столь презентабельно, как это подобает русскому гению, её жители имеют возможность всегда повторить чуть видоизменённое высказывание другого великого поэта – Александра Блока: Наша память хранит с малолетства веселое имя: Пушкин. Это имя, этот звук наполняет собою многие дни нашей жизни. Рядом со всеми неурядицами окружающей жизни это легкое имя: «ПУШКИН».

Виталий КОРОЛЁВ

Ещё один «памятник», когда-то стоявший на улице Пушкина и до наших дней не сохранившийся.

окаменелое дерево