Главная » Новости » Страницы истории » Сестры милосердия
26 апреля

Сестры милосердия

Колоскова Таисия Ивановна в клетчатом платье вместе с подругами из медтехникумаПриближается всеми любимый всенародный праздник – День Победы. В этот весенний майский день мы ходим на парад, участвуем в гордом шествии «Бессмертного полка». Столько лет прошло после того, как наш народ победил немецко-фашистских захватчиков, уже так мало осталось фронтовиков, но в наших сердцах живет вечная память о доблести советского народа и она передается нашим детям и внукам.  История страны всегда рядом с нами: воспоминания ветеранов, семейные реликвии, награды, документы, фотографии, письма, хранящиеся в семейных архивах.

Я росла в семье фронтовика Ивана Николаевича Колоскова. Мама была медсестрой и работала в госпитале для инвалидов войны. У родителей было много друзей, и на каждый праздник они обязательно встречались. И, конечно же, возникали воспоминания о войне.  9 мая, День Победы - праздник особенный, в нашей стране он всегда отмечался очень торжественно. И я помню их, нарядных, веселых, в парадных костюмах с орденами во всю грудь.

А на дворе бушует весна - цветущая сирень от белой, небесно-голубой до лиловой и ярко-фиолетовой. И яркие тюльпаны соперничают с нежными цветущими ветками деревьев. У нас в частном доме с садом и множеством цветочных клумб они любили собираться после парада на площади Павших Борцов. На пиджаках не хватало места для наград, и они звенели при движениях.

Веселая, всегда хохочущая, неунывающая моя крестная Анна Прокофьевна и крестный статный красавец Владимир Викторович Бочкаревы, и старшая сестра ее Антонина Прокофьевна со своим мужем Сергеем Степановичем Мантуровы приходили, подходила Нина Герасимовна Носкова (она лечила в камышинском госпитале раненых, которых везли из Сталинграда). Все они воевали, и у каждого была своя трудная военная судьба. У меня всегда рождалось чувство гордости за свою страну, за народ, за моих родителей, за их друзей, которые были вместе и в горе, и в радости, поддерживали, помогали друг другу. У сестер Анны и Антонины Петрусенко (в девичестве) боевой путь начался почти перед Сталинградской битвой. В 1941 году сестры закончили учебные заведения: Анна - фармацевтическую, Тоня- фельдшерскую школы, и были призваны в армию военкоматом (Тоня 12 февраля 1942 года, а Аня - в марте 1942 года). Девятнадцатилетняя Аня принимала присягу 1 мая 1942 года. Направили ее на станцию Котлубань, где формировался артиллерийский полк, вошедший в состав 64-ой армии под командованием генерала Шумилова. 7 июня выехали под Абганерово.

…Яркий, солнечный летний день. Подрастающая золотая пшеница колышется на теплом ветерке, синеют васильки, заблудившиеся в поле, стрекочут кузнечики… Вдалеке пасется отара овец. Аня - начальник аптеки. Когда приехали, выгрузили несколько бочек хлорки, медикаменты. Из медиков сюда прибыло еще пятеро девушек-фельдшеров.

… Вдруг вдалеке послышалось мерное жужжание, какой-то гул, который с каждой секундой все нарастал.

- Немцы! – крикнул кто-то, - и звук его голоса потонул в реве самолетов.

Началась бомбежка! Девушки впервые оказались в таком аду: от ясного, светлого дня ничего не осталось - гром, грохот, вздымается земля, огонь, крики людей, мечущаяся по горящей пшенице отара, падающий самолет со звездами, объятый пламенем. Девушки бросились кто куда, Аня упала под машину. Хотелось спрятаться от этого ужаса, забыться, закрыть глаза и никогда не открывать их. Кто-то схватил Аню за руку и потащил ее прочь от машины, в ров, где укрылись остальные. После массированной бомбежки показались немецкие автоматчики. Только сформировавшийся полк вступил в свой первый бой. Силы были слишком неравными. Бойцы дрались насмерть! Непрерывным потоком стали поступать раненые. Юные фельдшеры оказывали им первую помощь. Было страшно, очень страшно. Наворачивались слезы от вида страданий раненых бойцов. Но надо было выполнять свою работу.

Бойцы отбили у немцев грузовик и стали поднимать в него раненых, медикаменты. Сопровождающие раненых фельдшерs погрузились в машину и так на ней отступали до самого Сталинграда. Уже потом стало известно, что под Абганерово погибла целая батарея, остался в живых один только связист.

Все последующие месяцы Анна работала в полковом медпункте - она своевременно доставляла необходимые медикаменты со складов армии, вместе с другими медиками проводила дезинфекцию, устраивала банные дни, прибывающих раненых обрабатывала и отправляла в госпитали.

Анна Петрусенко была награждена в Сталинграде медалью «За боевые заслуги». Ее сестра Антонина в мае 1942 года прибыла в Сталинград в дорожный эксплуатационный батальон, который входил в состав 65-ой армии под командованием Батова. В июне батальон был отправлен в район Калача-на-Дону возводить понтонные мосты. Была Тоня фельдшером роты.

А фашисты рвались к Волге!.. 28 июля… Шел ожесточенный бой. Тоня перевязывала раненого бойца. Услышав за спиной взрыв, упала, прикрыв его собой, и в этот момент сама была ранена осколком. Привезли раненых в эвакогоспиталь в Сталинград, потом погрузили на пароход. Налетели самолеты, стали бомбить, но пароход уцелел и доставил раненых в Саратов.

После выписки Антонина – на Донском фронте, в станице Качалино. Здесь принимали раненых и вывозили в медсанбаты.

Вот и долгожданная победа под Сталинградом!

После победы в Сталинградской битве Анна отправляется на Брянский фронт, а Антонина - в Камышин, в военно-морской госпиталь Волжской флотилии, располагавшийся в школе№7. С этим госпиталем Тоня переезжает на Украину, в город Остер, затем в Киев, потом в Польшу и Германию. Уже в Германию была прислана медаль «За оборону Сталинграда».

Две сестры участвовали в Сталинградской битве, находились почти рядом, но встретились они через годы в Германии, и путь каждой из них лежал через бои и испытания. Анна Прокофьевна Бочкарева и Антонина Прокофьевна Мантурова, героини моего рассказа, всю свою жизнь посвятили медицине, спасая жизни раненых бойцов во время войны, а в мирное время работая в госпитале для инвалидов Великой Отечественной войны.

Со своей мамой я испытывала огромную духовную близость – я с упоением слушала ее воспоминания о прошлом. Мама моя – Турченкова Наталья (в замужестве Колоскова) родилась в семье донских казаков. Там, где степные просторы с цветущими тюльпанами весной, где воздух напоен ароматами трав, а на хуторе тополя возносятся в небо и голубая гладь реки Донской Царицы, впадающей в величавый Дон, и где высятся серебристые вершины гор на другой, далекой стороне…

Назвали маму Натальей, а родители ласково стали называть ее Талей. Подрастая, она с увлечением училась в школе, занималась спортом, пела в школьном хоре. В июне 1941 года хор Ляпичевской школы занял первое место в областном конкурсе казачьей песни и был направлен в Москву. Билеты взяли на 22 июня, воскресенье, но на рассвете началась война. У нас дома в старинном семейном альбоме хранится пожелтевшая страничка довоенной областной газеты, где запечатлен казачий хор, и среди участников – моя мама. Вместо веселой поездки в Москву теперь всей школой провожали на фронт директора, учителя истории Ивана Ивановича Смирнова.  Так и запомнился он своим ученикам - бритоголовый, в новом обмундировании. С войны строгий и любимый учитель не вернулся. Таля с подругами решила ехать в Сталинград учиться на курсы медсестер, которые были организованы при медтехникуме. В то время ей еще не исполнилось шестнадцати лет.

…Немцы приближались к Сталинграду, захватывая все новые села и города. Летом 1942 года, когда фашисты рвались к Волге, Люся Лагутина и Маруся Подшибякина погибли 23 августа 1942 года во время бомбежки Сталинграда Им было по 16 летмолоденьких недоученных медсестер распустили по домам. В эти страшные дни две любимые подруги Тали - Люся Лагутина и Маруся Подшибянина, когда занимали город немцы, были убиты. Им было только шестнадцать…

23 августа… Бомбежка Сталинграда. Город горел, рвались снаряды на улицах. Рушились от взрывов здания, горели не только дома, горела земля и Волга - горящая нефть хлынула по улицам, стекая в воду.

Таля побежала на вокзал, надеясь уехать. Хаос царил там - горели искореженные после бомбежки составы, немецкие самолеты пролетали над головами, поливая огнем мечущихся людей. На всю жизнь запомнила Таля эшелон с ранеными, который разбомбили фашистские самолеты. Израненные, в кровавых бинтах, беспомощные люди ползли, кто мог, из огня, среди рвущихся снарядов.

Таля увидела раненого бойца с развороченной брюшной полостью, откуда вываливались серо-кровавые внутренности. Он пытался ползти и кричал:

- Братцы, не бросайте!.. Братцы, помогите!..

Потрясенная увиденным, девушка словно приросла к земле… Какой-то военный схватил ее за руку и прокричал:

-Беги отсюда скорей! Беги!..

Таля с трудом выбралась из этого ада и пошла в родимые места через горящие поля пшеницы.

А ее мать Дарья( моя бабушка) три дня не уходила с проселочной дороги, неотрывно глядя на зарево огня и черный дым в стороне сражающегося города, пока не дождалась свою дочь, почерневшую и потерявшую речь от пережитого шока (прошло время, пока она снова заговорила).

Фашисты заняли хутор. Первыми ворвались мотоциклисты и бросились по домам, чтобы поживиться свежими деревенскими продуктами. Таля в это время находилась у своей подруги в доме. От страха девчушки залезли под кровать. Разгоряченный немец вбежал в дом, осмотрел его, даже заглянул под кровать, где сидели дрожащие девочки, но не тронул их, а побежал на баз, привлеченный истошным кудахтаньем кур.

Дарью с двумя детьми (младшему сыну было семь лет) вышвырнули в коровник. В их добротном доме расположился немецкий штаб. Пришлось Тале пережить и расстрел подростков (среди которых были и одноклассники ее), которые создали подпольную организацию и вредили фашистам, как могли.

Однажды Таля помогла нашим разведчикам взять в плен немецкого полковника в качестве «языка». Как-то вышла она вечером во двор, вдруг увидела тень, отделившуюся от канавки у забора. Чуть не закричала от страха. Это были наши разведчики. Они расспросили Талю о немецких «чинах», которые жили в доме. Узнав о педантичном полковнике, ходившем в одни и те же часы в уборную, разведчики засели в канаве на целый день, пока в точности не узнали времяпрепровождение полковника... И вот поздним вечером, как всегда, высокий немецкий чин с газетой для чтения в сопровождении часового отправился в уборную, построенную специально для него. А разведчики заранее разобрали заднюю стенку строения и похитили полковника. Поднялся страшный переполох! Денщик одного офицера закрыл Дарью и детей снаружи. Это спасло их.

Сражение под Сталинградом закончилось полной победой наших войск 2 февраля 1943 года. Из хутора спешно стали эвакуироваться кофейный набор немецкого полковникафашисты, поджигая на своем пути дома. От немецкого полковника, похищенного разведчиками, остался белый фаянсовый кофейник с массивной чашечкой, из которого он по утрам пил кофе и всюду возил его за собой. На донышке кофейника изображен орел с фашистской свастикой и написано: «Бавария, 1941», а на чашечке - меч и фашистский лозунг на немецком языке.

Дивизия Буденного вошла в хутор. И опять в доме Дарьи разместился штаб . Таля видела Буденного и даже разговаривала с ним. Он показался ей веселым, добродушным человеком с живописными усами.

После освобождения Сталинграда Таля продолжила учебу. Теперь уже не на краткосрочных курсах, ее зачислили на 2-ой курс медицинского техникума. А на хуторе всем деревенским сходом восстанавливали утраченные документы, сожженные фашистами. Под диктовку стариков Таля была записана Таисией.

Превозмогая трудности военной разрухи, голод теперь уже не Таля, а Тая вместе со своими подругами училась и работала в госпиталях, проходя там практику. В конце мая 1945 года моя мама с уже новым именем закончила медицинский техникум, получив специальность фельдшера, и была направлена в село Мокрая Ольховка Неткачевского района заведующей амбулаторией. Она вышла замуж за вернувшегося с фронта в 1947 году моего отца Колоскова Ивана Николаевича. Они уехали на строительство Волго-Донского канала, а потом приехали в Камышин. И в госпитале для инвалидов Великой .Отечественной войны моя мама проработала 36 лет.

Здесь и возникла крепкая дружба сестер милосердия Антонины, Анны, Нины и Таисии, которую они пронесли через всю свою жизнь, наполненную и трудностями, и счастьем выстраданной мирной жизни.

Людмила Малышева