Главная » Новости » Литературные встречи » ОЧЕРК ПАЛОМНИКА: КРЕМЕНСКИЙ СВЯТО-ВОЗНЕСЕНСКИЙ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ
09 сентября

ОЧЕРК ПАЛОМНИКА: КРЕМЕНСКИЙ СВЯТО-ВОЗНЕСЕНСКИЙ МУЖСКОЙ МОНАСТЫРЬ

МонастырьМерно гудел двигатель, маршрутка двигалась мягко, дрожа и чуть покачиваясь, с каждой минутой, приближаясь к цели нашего путешествия. В салоне звучала молитва, вдохновенно пели паломники, пейзажи родной Волгоградской земли, быстро проносились за окнами.

Паломничество – особый вид духовного путешествия, совершенно отличный от обычного туризма, предназначенного для организации отдыха или осмотров красот края и памятников культуры. Целью его является поклонение всему, что связано с жизнью спасителя Иисуса Христа, Богородицы, апостолов, и его святых. Именно этот особый благодатный дух и связывает различные слои населения, не внимая на чины и на ранги, разрывая временные границы, связывая воедино паломников прошлого, настоящего и будущего. Именно это желание быть сопричастным святыни, этот особый благодатный дух и связал нас, четырнадцать паломников, в нашем стремлении поклониться, соприкоснуться, помолится, попросить у Бога всего полезного для души, надеясь на помощь и заступление Божьей Матери и его святых.

Дорога до Свято-Вознесенского Кременского мужского монастыря занимала около четырех часов, и, чувствуя легкое утомление, я неожиданно устыдился. В памяти всплыли рассказы о паломников прошлого, годами находящихся в паломнических путешествиях. Мой прапрадед пешком два раза ходил в Иерусалим, и сейчас я, его изнеженный потомок, ехал в комфортабельном автомобиле, чувствуя усталость и нетерпение.

Перед самым концом поездки дорога неожиданно начала петлять. Легкое беспокойство медленно закрадывалось в душу. «Царица моя преблагая…" - запевают люди, молясь Божией Матери, прося помочь и направить наш путь. Идут томительные минуты ожидания, и, совершив очередной поворот, дорога открывает взору монастырские стены и купола Свято Вознесенского Кременского храма.

Маршрутка, дернувшись, остановилась. Монастырские врата, здания с пустыми, словно слепые глаза, окнами, капитальные, с кладкой на совесть стены (вандалы, как известно, побывали в каждом уголке нашей Родины). И радостный, спешащий навстречу дьякон, с доброй открытой улыбкой, встречающий нас с широтой гостеприимного хозяина. Это первое, что бросилось в глаза при знакомстве с этой святой обителью.

Приглашая в храм, стремясь поделиться самым дорогим, он быстрым шагом скрылся за алтарем, вернувшись через секунду, неся ковчежцы со святыми мощами Святого Николая Мерликийского чудотворца и мученика Димитрия.

Сразу вспомнились бесконечные очереди в именитых монастырях и лаврах. Тысячи стоящих усталых людей, ожидающие по много часов миг, когда будет можно наконец приложиться, успев попросить избавления, от того, что жжет и мучает душу, здоровья и счастья детям, помощи в нуждах, и главного – спасения души и вечной жизни.

И как-то сразу радостное, благодатное чувство охватило душу. Стало совершенно не важно, что многие иконы стояли просто на полу, что не хватает дорогих киотов, украшений, а вместо царских врат натянутая на веревке ширма. Это был дом Бога. Его присутствие было незримым, но так ясно и безусловно ощущаемым. В один миг в душу вошло чувство покоя и комфорта, которое возникает, когда мы после тяжелого и трудного дня возвращаемся домой. И как отголосок этого чувства мелькнула ясная мысль: «Мы дома!»

При рассматривании сделанных на совесть стен, потолка, старых икон пришло понимание: храм непременно будет восстановлен. Это было открытое знание, абсолютная уверенность, что именно так и будет.

-А что же, все до конца не восстановлено? Так было сильно разрушено коммунистами? - кто-то из паломников озвучивает терзающую мысль.

- А кто их разрушает-то?! Разве коммунисты?! - дьякон внимательно вглядывается в лица окруживших людей.
- Где сейчас эти люди?! Их давно уже нет! Разрушаем мы с вами! Поэтому и нет полного восстановления нашей обители!

И смолкли спрашивающие недоуменные голоса. Конечно же, храм разрушен был не нами, но что мы сделали, чтобы спасти его от разорения? Какой внесли вклад в возрождение монастырей? И как-то вспомнилась из Евангелии вдова с двумя лептами, и голос Спасителя: «Истинно говорю вам, что эта вдова положила больше всех, ибо все клали от избытка своего, а она от скудости своей положила все, что имела, все пропитание свое».

Не потому ли мы видим страшные признаки запустения, пересыхающие святые источники в нашей Волгоградской области: Святой источник Урюпинской Божией Матери, святой источник Николая Мерликийского чудотворца в г. Урюпинске?! Не потому ли пересох святой источник и здесь?!

До вечерней службы оставалось еще несколько часов, хотелось успеть оглядеться, поближе познакомиться с этим благодатным краем. Но подошедший к нам настоятель, не слушая возражений, огласил: «Всем в трапезную!»

Потрапезничав и быстро собравшись, мы направились на нашей маршрутке к часовням святителя Николая, и Вознесения . Дорога поднималась к вершине холма. Оказавшись на месте, окинув взглядом открывающийся вид, что-то вздрогнуло в сердце. И захотелось закричать, как кричал много лет назад тот самый монах, пришедший с шестью своими братьями в эти места, ища, как спасти свои души: «Братия! Смотрите, красотища-то какая!»

Внизу радовала глаз удивительная панорама: пойма реки Дон, его водяная гладь, наш (а он уже был близким сердцу, а стало быть, наш) монастырь, и скит совсем неподалеку. Часовни, возвышающиеся на холме, и ….  семь деревянных крестов - память семи убиенным монахам, погибших от рук донских разбойников.

- Говорят, камни на могилах обладают целительной силой, - объясняет наш провожатый. Он еще совсем ребенок, мальчик, приезжающий к деду на каникулы в скит. - Если хотите, можете взять несколько штук, только перед этим сначала бросьте сами по несколько камней на их могилы!

Что мы и сделали. Святые иноки убиенные, молите Бога о нас, грешных!

И вот вечерняя служба. Прихожане городских храмов говорят, что попасть на клирос или прочитать хоть одну страницу псалтири - это большая удача.

Наверное, трудно будет поверить в то, что сами паломники пели на клиросе и читали кафизмы, но это было так. Бог сотворил милость, дал послужить ему в этой святой обители. И о чем-то подобном я никогда и не слышал. Звучным голосом пел диакон, батюшка служил внутри алтаря, и мы, недостойные, старались в меру своих сил. Службы пролетела, как мимолетный миг. Исповедовавшись, мы прощались с храмом, расходясь готовиться к утреннему причастию и устраиваясь на ночлег.

Ночь в монастыре. Лежа в кровати, я долго вспоминал события минувшего дня. Любвеобильного батюшку, монастырскую трапезу, когда все сидели за одним столом во главе с настоятелем, пение молитв в храме и семь деревянных крестов, стоящих возле часовни.

Вспоминая свои прошлые поездки, я приходил к выводу, что эта - самая необычная и благодатная. Что-то необыкновенно благостное и умиротворяющее поселилось в душе, тревоги и волнения городской жизни перестали что-либо значить. Я долго думал об этом, как вдруг воздух словно сгустился и возник совершенно ясный необыкновенный звук. Он шел отовсюду, все нарастая. Некий звон, напоминающий чей-то плач. Казалось, плачет святая монастырская земля за все поругание запустение. За выбитые окна, за дорожки, заросшие сорной травой. И за нас, простых обычных людей, своим равнодушным молчанием продолжавших преступное дело наших дедов и отцов…

Утром, вновь послужив на клиросе, причастившись, разделив в трапезной стол с настоятелем и братией храма, мы попрощались, понимая, что обязательно вернемся. Обитель обязательно будет полностью восстановлена, количество насельников будет увеличено, потянутся толпы паломников. По-другому быть и не может! Наверное, поэтому враг так и ополчается именно на эту обитель, предчувствуя ее будущую славу. Наверное, поэтому здесь идут различные страхования и видимым образом являются бесы.

- А мы все равно не уйдем! - говорит настоятель, прощаясь.

-Пугает, нападает - значит мешаем ему! Значит нужны мы здесь! Угодное Богу наше дело!