Главная » Новости » Литературные встречи » Неожиданное счастье
24 июля

Неожиданное счастье

Венецианов Девушка с буряком- Что-то я занемог совсем, - Иван Егорович тяжело опустился на толстое отполированное бревно, служившее во дворе скамейкой, и задумался. Воспоминания потекли, как ручей, цепляясь друг за друга. Были они все безрадостными и навевали еще большую тоску.

Уже несколько лет Иван Егорович жил один. Жену, любимую Глашеньку, похоронил после ее тяжелой болезни, единственный сын жил далеко, в гости наведывался редко, к себе не приглашал да и звонками не баловал.

Иван Егорович не мог без работы сидеть, а, имея на селе славу мужика с золотыми руками, никому не отказывал в помощи: кому крышу починить, кому печку подладить, кому дров наколоть. Любили его за добрые дела и хороший характер, но жилось ему все равно одиноко и тоскливо.

- Вот ведь, обещался сегодня Марии забор починить, а раскис, как худой собачонок. Вставать надо да идти.

Иван Егорович поднялся, но какая-то бессильная сила так толкнула его обратно, что он с криком упал и потерял сознание.

- Не было у Егорыча такого, чтобы пообещал и не пришел. Может, что случилось, сбегаю проверю...

Подойдя к дому Ивана, Мария застыла на месте: неужто пьяный? "Так он ведь не пьет. Батюшки, срочно надо фельдшера, чуяла моя душа, что неладное что-то стряслось. Вот поди тебе. Хорошо хоть живой".

- Где же он? Может, тебе почудилось? Здоровый мужик-то, никогда не болел, чего он тут вдруг лежать будет, - фельдшер Зинаида, знавшая семью Ивана Егоровича еще с тех пор, как училась с их сыном Сережкой в одном классе, растерянно пожала плечами,- что делать-то будем?

- Давайте, Зинаида Карповна, в избу зайдем, Может, он очнулся да в дом ушел.

Иван Егорович лежал на стареньком диване и тихо постанывал. Увидев женщин, он улыбнулся: "Чего всполошились? Поживем еще, рано мне умирать, я еще внуков своих не видел".

Зинаида Карповна померила температуру, давление - все было в норме.

- Так что, Иван Егорыч, чего сознание-то потерял? Может, попереживал? На похмелье не похоже, трезвенник ты, рассказывай, чего случилось.

- Не знаю, Карповна! Сам не знаю, что-то плохо стало вдруг, голова помутилась, и рухнул. Ладно не на бревно головой.

- Давай-ка я тебя в районную больницу отправлю. Обследуют тебя там полностью, поймут, чего такое было с тобой.

- Нет, Зинаида. Не поеду я, на кого дом-то оставлю.

- Да я присмотрю за домом, и кошек твоих, и кур накормлю. Поезжай полечись, пора тебе, ты нам здесь еще больно нужен, - чуть раздраженно буркнула Мария.

- Ладно, подумаю, завтра ответ дам. Сыну позвонить надо, да и с подружкой посоветоваться, что она мне скажет.

Подружкой Иван Егорович называл свою гармошку. С ней он прошел дорогами войны, не раз поднимала она бойцов в атаку, а после войны в родном селе, будучи единственным гармонистом, Егорыч был незаменимым на всех семейных торжествах и сельских праздниках.И не проходило дня, чтобы по разным вопросам не советовался он со своей подружкой. Для этого даже четыре строчки сочинил:

Эх, гармошка, ты - старушка
И сердечная подружка.
Посоветуй, как мне жить,
Как судьбу свою вершить...

И каждый раз, беря в руки гармонь, обращался к ней с этими словами. Гармонь нежно отзывалась на обращение и пела..., а Иван Егорович забывал обо всех своих бедах и неурядицах, о том, что он одинокий и никому не нужный, и на сердце становилось тепло.

На сей раз гармонь почему-то тихо всхлипнула и замолчала. Сердце Ивана Егоровича тревожно забилось: не к добру это.

- Ты что хочешь сказать, подружка моя, неужто конец мне пришел? Ведь только один раз ты так повела себя, когда жена моя любимая уходила. Что, мне в больницу ехать или дома умирать, подскажи?

Гармонь молчала. Руки Ивана Егорыча не слушались, голова снова зашумела и закружилась, словно в ней включили какой-то моторчик... Больше Иван Егорович ничего не слышал. Очнулся он на кушетке в сельском фельдшерском пункте, рядом сидела, не спуская с него глаз, Мария, а Зинаида Карповна трезвонила по телефону, вызывая машину.

- Не поеду я никуда, - прошептал чуть слышно Егорыч, - дома умирать буду. Только вот сыну позвонить надо, пусть приедет проститься.

- Да, так и разбежался, приехал. Хотел бы, сто раз бы приехал отца проведать. Как не стыдно ему, столько ты в него вложил, выучил, квартиру купил, а он даже позвонить не хочет.. Уж год, как не слышно, не видно, - назвав Сергея нехорошим словом, Мария вышла, чтобы не разрыдаться.

- Нет, не буду я ему говорить, что его Сережи уже нет в живых. Пусть думает, что сын у него плохой. Простить это легче, чем знать, что и он покинул этот свет и родного отца.

Машину все-таки Зинаида Карповна нашла, и, уже не спрашивая, Ивана Егоровича отправили в районную больницу...

(Продолжение следует)

Лариса Повышева

Фото из открытых источников