27 мая

НАТАЛЬЯ ГЛЯНЦЕВА

Лирика Натальи Глянцевой

***
Свет струится в размытые окна
На холодную твердость стола,
Из железа ты, видимо, соткан,
И на улице листья дотла.

Кротко странствуют в комнате блики,
Зажигалка погасла в руке,
Что ж, иди, я сотру все улики,
И надето кольцо на руке.

Кто мы в мире? Заблудшие души?
На пол брошен поэзии том.
Как же тихо (ты только послушай)
В этой осени, впущенной в дом.

***
Отчего на сердце снова осень,
Нарастает призраками мгла,
Угасают бренные вопросы
В пламени, сжигающем дотла.

Отчего во мне так много места
Для огромной стонущей тоски,
Отчего мне на Земле так тесно,
Сжатой в раскаленные тиски.

Дни проходят, как в оцепененье,
Нет дороги в ломаном пути,
И в груди растущее томленье
Растопчу. И сердце не спасти…

Отчего так манит бездорожье,
Одичало-вольные поля…
Чувствую всем существом и кожей –
Как рыдает скорбная земля.

***
Тоскливо стелется туман
На угасающую осень,
И юность праздная – обман,
И на траве поникшей - проседь.

Размеренно вздыхает день,
От безысходности редея,
И не играет светотень,
Закатной искрой розовея.

И в душу заползает страх,
Что всё навеки угасает
И на сжимаемых губах
Твой поцелуй, как снег, растает.

***
Льдами повеет с Севера,
Холодно в даль смотреть,
Я у тебя не первая,
Мне не впервой гореть.

Что мы такое делаем!
Пальцы сцепляя в кровь!
Сердце на клочья целое
Страшных земных оков!

Осень – не осень снежная,
Белым засыплет медь,
Я для тебя не нежная,
Ты не умеешь греть…

Смотришь тепло-участливо,
Душу тебе отдать?
Как же с тобою счастливо
Просто даже молчать.

***
А я думала:
сердце сломано,
Льдами сковано,
солнцем выжжено,
А я думала:
станет холодно
На Земле седой
и над крышами.
Только вдруг шаги
еле слышные,
И уже в комок
сердце сникшее,
Мы с тобою здесь
люди пришлые,
И не на Земле,
и не с Высшими.
И не та любовь,
детством ставшая,
Растворила всё,
как расплавила,
А твои глаза,
повидавшие
Все дороги жизни,
ее правила.
Отчего к тебе
меня тянет так,
И не продохнуть –
сердце сдавлено,
Словно на Земле
нить натянута –
Шаг назад и крик
гаснет сдавленно.
Назовешь своей –
слезы праведно,
Грешная любовь –
разве правильно…
Только всё во мне
пляшет завидно:
Что за счастье все ж
нам подарено.
А я думала:
сердце сломано,
Льдами сковано,
солнцем выжжено,
Только мы с тобой
греем холодом
И не на Земле,
и не с Высшими.

***
Какой ты… и не напрасно
Спирает дух,
Такой непростой и ясный,
Как мысли вслух.

И смотришь зачем – не знаю –
Так смотрят вдруг,
Когда всё прозрачно тает,
В касаньях рук.

И долго стоишь у двери –
Пора идти,
И я тебе слепо верю,
И не уйти.

Бывают мгновенья в жизни,
Как целый век,
Когда первозданны мысли,
Как первый снег.

***
Я в этом полусумраке – светило.
Распахнута перед тобой.
Глаза в глаза и больше нету силы
Дрожать душевной наготой.

Рукой коснусь, и вниз температура
До бездыханья самого.
Как холодно быть тенью абажура
Без обожанья твоего.

И ты давно все знаешь, ты мудрее,
И улыбаясь на меня,
Все кутаешь мне плечи потеплее,
Чтоб не замерзла от тебя.

Но уходя в сырой туман по росам,
Я оглянусь, дыханье затая,
Ты будешь помнить запахи и косы,
Не расплетенные сегодня для тебя.

***
Мчусь опять в луговые дали,
Золотится под солнцем рожь.
Вся ты Русь моя, полинялая,
И опять та же в сердце дрожь.

Где найти мне Страну Побега?
На восходе ль златистом том?
Боже! Песня под синью неба,
И опять к горлу слезный ком.

Как же жить, когда в далях пьяный,
Не умолкнувший горький зов.
Золотой переходит в алый,
И опять под ногами ров.

Где ты? сердце! Я так устала
Разбиваться о твердый лед!
Я когда-то так ясно знала
Твой мучительно-сладкий рот!

Мчусь опять в луговые дали,
Золотится под солнцем рожь.
Этот желтый восход и алый
Так на душу твою похож!

***
Пыль золотилась в лучистом
Столбике света. И ты
Голосом пел серебристым,
Грелись в ладонях цветы.

Разве я что-то сказала
В тающих отблесках дня?
Просто из рук вдруг упала
Рюмка хмельного огня.

Что происходит – не знаю,
Страшно молчать и смотреть.
Словно по самому краю
Ходим… и можно взлететь.

Где-то захлопнулись двери,
Замерли стрелки часов,
Я прошептала, что верю
В жизнь ускользающих слов.

…Падали в тающий город
С крыш, завывая, ветра –
Странный, наверное, повод
Вместе дожить до утра.

***
Ветром сброшены на пол страницы,
Профиль строгий в тоскливом дыму,
И не надо смотреть сквозь ресницы –
Фотографии с полки сниму.

Струны вздрогнут с тоскою осенней,
Босиком по листам на полу,
Догорают в камине поленья,
Просветляя полночную мглу.

Для тебя листопадный мой танец,
Платье тонкое вьется огнем.
Я не дама, чей грешный румянец
Рыцарь впишет в красивый альбом.

Ты приехал не в черной карете,
И в кармане билет на метро,
Как мне выразить то, что на свете,
Всё, что кроме тебя, то мне по…

Горячи непроглядные ночи,
И гитара забыта в углу,
С каждым часом минуты короче,
Скоро луч поползет по столу.

Вновь поставлю все снимки на полку,
С шумом брызнет в бокалы вода,
И, погнув в коридоре заколку,
Тихо скажешь: «Нормально всё. Да».

***
Опять не зажигаю в доме свет,
И голос горький в тишине,
Закутанная в теплый старый плед,
И небо где-то в вышине.

Мы просто как друзья поговорим
За пятой чашкой кофе, что ж,
Так может суждено, и мы сгорим,
И руки разжимают нож.

Как много лет прошло, и осень вновь,
Дописаны давно слова,
На пальцах, сжавших нож, проступит кровь,
Как вновь раскрытая глава.

И тикают настенные часы,
Гитару в сотый раз берешь,
За окнами все мокро от росы –
Смешной предлог остаться. Что ж…