Главная » Новости » Страницы истории » Моряку Серенко посвящается
03 августа

Моряку Серенко посвящается

Петр СеренкоСеренко Петр Савельевич родился 26 января 1916 года в селе Вознесенском Северо–Казахстанской области, Казахской ССР в крестьянской семье. Его отец Савелий Николаевич воевал в первую мировую войну в царской армии, во время Гражданской войны был красным партизаном, затем командиром взвода в Красной Армии. В августе 1920 года в боях получил ранение и стал инвалидом. Братья отца тоже воевали в Красной Армии с белогвардейцами. Мама Екатерина Сергеевна хозяйничала по дому, как многие женщины, матери в то время. Была у Петра и сестра Лида, тоже комсомолка.

Родители в 20-х годах прошлого столетия переехали жить в Камышин, где учились их дети. В 1931 году Петр вступил в комсомол. В 1933 году он окончил 8 группу девятилетки, где был секретарем комсомольской организации. На следующий год поступил на рабфак (на фото) на 3 курс, где также учился Алексей Маресьев. Конечно, я уверен в том, что они знали друг друга. Петр принимал самое активное участие в общественной жизни школы, города.

После окончания рабфака поступил на 1 курс Саратовского сельскохозяйственного института, а в 1935 году Петр Серенко был по комсомольской путевке Саратовского крайкома комсомола направлен на учебу в Ленинградское Военно-морское училище имени М. В. Фрунзе.

16 октября 1939 года был утверждён новый Корабельный устав ВМФ, согласно которому боевые функции на корабле   распределялись между боевыми частями, объединявшими личный состав по соответствующим специальностям.

В 1938–1940 гг. училище дало ВМФ 1433 командира. Авторитет профессии моряка и репутация ВВМУ имени М. В. Фрунзе были довольно высокими.  Среди выпускников был и наш земляк Петр Серенко.

Отец с матерью проживали в Камышине по улице Камышинской, дом 11. Перед войной отец работал экспедитором в райторге, а в 1938 году был осужден на 2 года. Мать стала работать портной в швейной мастерской. Петр продолжал учиться. Женился в Ленинграде! Жили по адресу: Кондратьевский проспект, д. 40, корпус № 11, кв. 542.

Делая запросы в различные архивы, мне удалось найти немало его документов. Вот его послужной боевой список за годы Великой Отечественной войне.

До войны, в 1939-1940 году, за выполнение боевой операции командиру эсминца «Энгельс» была объявлена благодарность. Во время советско-финской войны эсминец обстреливал укрепления противника на островах Финского залива (декабрь 1939 года).

Война. Уже в первые дни морских сражений командир БЧ э/м «Карл Маркс» готовил мины и участвовал в 4 минных постановках, выставил 220 мин. Экипаж модернизированного корабля составил 168 человек. Эсминец принимал участие в советско-финской  войне в декабре 1939 — январе 1940 годов, производил обстрелы финских береговых укреплений и выполнял контрольное траление.
Летом 1940 года на корабле проходили испытания 305-мм безоткатного орудия. Командиром эсминца был капитаном 2-го ранга Дубровицкий Леонид Владимирович (июнь 1940 года — 25 августа 1941 года).

Из воспоминаний: "Смертельный заплыв". Микк Микивер:

… Помнит в деталях, которые врезались в память четырехлетнего тогда мальчика на всю жизнь. Да и потом ему очень подробно об этом рассказывал отец, Арнольд Микивер, который был в центре тех событий, Арнольд Миккович, как его называли русские.

Мужество одних и подлость других - трагедия и счастье. Да, счастье. Потому что если бы немцы вошли в поселок Локса на час и тридцать пять минут раньше...

Советские войска оставляли Эстонию. Уходили также корабли Балтийского флота в Кронштадт. В дальний поход собрался и крейсер "Карл Маркс", который стоял на рейде в бухте Хара вблизи Локса. Только недалеко довелось ему уйти.

- В небе появились немецкие бомбардировщики. Первый налет со стороны моря, второй - с берега. И крейсер потопили. Он раскололся на три части. Понятно, что емкости отправившегося в дальнее плавание большого корабля были полны топливом. Десятки тонн. Все оно вылилось в море. И загорелось...

боевой корабльКогда я прибежал на берег и увидел полыхающее море, мне стало жутко, - вспоминает Микк Микивер. - Сначала даже не мог  понять, как море может гореть. Но оно горело... Правда, на берегу пробыл я недолго. Взрослые приказали нам, детям, уйти отсюда подальше.

Тем временем оставшиеся в живых моряки с погибшего крейсера плыли к берегу. На их беду, дувший с моря ветер гнал горевшую нефть к берегу, отрезая морякам ближайший путь. Но они плыли. Сквозь огонь. Плыли большей частью под водой. Выныривая - если повезет - там, где пламени не было, чтобы вдохнуть немного воздуха и преодолеть под водой следующий огненный участок...

В детстве я не раз плавал к обломкам крейсера, - говорит Микк. - Они возвышались над водой, кажется, до 1970 года, когда их взорвали... Сколько там было? Примерно километр...

Весть о плывущих к берегу моряках с подбитого русского крейсера быстро распространилась по поселку. Арнольд Микивер, заведующий Локсаской тогда шестилетней школой, ни секундой не колебался: моряков надо спасать! Микивер-старший превратил школу в госпиталь, где оказывали первую помощь пострадавшим морякам. Он распорядился в первую очередь разыскать всех, кто  связан с медициной - аптекаря, ветеринарного врача. Пришел двоюродный брат отца, школьные учителя. Не хватало бинтов, и в ход шли полотенца, простыни. Люди несли еду.

- Я тоже целый день был в школе, - вспоминает Микк. - Ужасное зрелище. Почти все моряки были обожжены огнем, многие без  волос. Сколько их было? Наверное, где-то в документах есть точные цифры. Думаю, человек пятьдесят... Кроме горящего моря вот что мне еще запомнилось. В дальнем углу зала лежал матрос. Его освещали лучи солнца, пробившиеся через окно. Матрос поднял  руку, и я увидел, что два пальца у него почти оторваны, держатся только на коже. Он попросил мою маму отрезать ножницами эти два пальца. Так она едва чувств не лишилась - боялась даже вида крови, а тут такое. Тогда матрос с той же просьбой обратился к
аптекарю, но он не понимал по-русски. Мама передала ему пожелание матроса, и аптекарь его выполнил...

Моряки с "Карла Маркса" оказались в Локса в тот короткий промежуток времени, когда поселок замер в напряженном ожидании: русские ушли, а немцы еще не пришли. Они были где-то близко и могли войти в поселок в любую минуту. А самолеты летали...

Отец распорядился вывесить за окном простыню с красным крестом, - рассказывает Микк Микивер. - Он думал, что немецкие летчики, увидев красный крест, не будут бомбить школу, таковы ведь международные нормы... Потом, вспоминая тот день, смеялся над своей наивностью, которая, между прочим, могла привести к беде. Может быть, заметив эту простыню с крестом, немцы как раз и стали бы бомбить школу. Видимо, не заметили...

И они были спасены. Последние части уходящих советских войск в это время находились в районе Тапа. С ними удалось связаться, и оттуда прислали большой крытый грузовик. На нем моряки, попрощавшись со своими спасателями, уехали. А через час и тридцать пять минут в Локса прибыли первые немецкие мотоциклисты...

Петр Серенко был награжден боевым Орденом «Красная Звезда». После получения боевого Ордена он прислал письмо отцу в Камышин, а отец написал об этом в газету «Ленинское знамя». Вот всего несколько строк:

«Восхищенные геройством сына родители–камышане послали ему ответ: «Поздравляем тебя, родной наш Петя, с высокой наградой и надеемся, что ты её оправдаешь. Мы безмерно рады за тебя. Бей фашистских гадов, дорогой сынок, с еще большей силой. Отомсти им, наш родной сокол, за надругательства и безвинную смерть советских граждан. Разрушенные города и села, убитые люди взывают к отмщению».

военно морской флот28 августа на ЛД «Минск» спас с подорвавшегося на минах эсминца «Скорый», около 50 краснофлотцев и офицеров. 23 сентября при непрерывной бомбежке руководил тушением пожара у 2-го торпедного аппарата и помогал аварийным партиям заделывать  пробоин.

Тогда, в первые месяцы войны, на Балтике погибли десятки кораблей. Среди них эсминцы "Страшный", "Сердитый", "Смелый"; тральщики МО -238, ТЩ – 51, БОЩ -216 и другие. Полностью затонул разбомбленный пароход, доставлявший раненых из Ленинграда в Таллин, который вывесил знак Красного Креста. Затонуло 600 человек.

Шла война. 4 октября командир БЧ эсминца «Сметливый», который стоял на позиции Канонерского острова, Серенко своевременно принял меры и вывел эсминец из-под обстрела, тем самым спас корабль.

С сентября по ноябрь 1941 года воевал на эсминце «Сметливый». Эсминец «Сметливый» в июне - начале июля 1941 года действовал в Рижском заливе, затем перешел в Таллин. Во второй половине июля эсминец проходил ремонт в Ленинграде, после чего участвовал в обороне Таллина, на Таллинском переходе и поддержке оборонявших Ленинград советских войск. 3 ноября корабль совершил переход на военно-морскую базу Ханко, где взял на борт 560 эвакуируемых с полуострова солдат. На обратном пути эсминец подорвался на двух минах и затонул, спасти удалось всего 80 членов экипажа и 270 пассажиров.

В сентябре - октябре 1941 года «Сметливый» принимал непосредственное участие в обороне Ленинграда. С передовой позиции у канонерского завода в Морском канале вел огонь из орудий главного калибра по наступавшим частям вермахта, уничтожал его живую силу и наступавшие танки, подавлял огонь батарей противника на подступах к городу, разбил группу самокатчиков на шоссе, сбил аэростат-корректировщик, проведя при этом до 40 стрельб. Кроме того, эсминец «Сметливый» участвовал в заградительных операциях в Финском заливе. В конце октября эсминец «Сметливый» под командованием капитана 2 ранга Маслова Виктора Ивановича участвовал в эвакуации гарнизона военно-морской базы Ханко. Противником к тому времени в Финском заливе было выставлено 4631 мина и 3361 минный защитник.

Первым крупным боевым соединением, прорвавшимся из Кронштадта, стал отряд вице-адмирала В.П. Дрозда (эсминцы «Стойкий» и «Славный», минный заградитель «Марти», 4 тральщика и 5 сторожевых катеров). Вслед за ним, 3 ноября 1941 года, вышел второй отряд под командованием начальника штаба Эскадры надводных кораблей КБФ капитана 2 ранга В.М. Нарыкова: эсминцы «Сметливый» и «Суровый», 4 тральщика, 4 морских охотника и 4 торпедных катера. Корабли без потерь достигли Ханко. Во время стоянки в базе «Сметливый» попал под обстрел финской осадной артиллерии, и один вражеский снаряд вывел из строя носовое орудие эсминца. Снарядом был пробит кранец, в котором находился боезапас, что вызвало пожар, загорелись заряды, каждую минуту можно было ожидать взрыва боезапаса. Раненый в правую ногу комендор-краснофлотец Паршков М.Т., истекая кровью, под бешеным огнем батарей противника, рискуя жизнью, подполз к кранцу и вместе с подоспевшим краснофлотцем Гореславец М.И. выбросил за борт горящие заряды.

Несмотря на повреждения корабля, посадка эвакуируемых прошла успешно. Приняв на борт 560 человек, эсминец «Сметливый» 4 ноября 1941 года отправился в обратный путь в Кронштадт. В строю он шел концевым. На нем работали 2 котла (№ 1 и № 2),   эскадренный ход отряда равнялся 13 узлам. Погода ухудшалась, поднялся ветер силою 4-5 баллов, волны 4 балла. Это сильно затруднило форсирование минного поля, выставленного немцами к северо-западу от острова Нарген (ныне остров Найссаар в Финском заливе к северо-западу от Таллина).

В 23.07 у острова Нарген в правом параване «Сметливого» взорвалась мина. Корабль окутало облаком пара и дыма. Командир капитан 2 ранга приказал дать полный ход назад, но, едва турбины перевели на задний ход, давление пара упало до нуля. Эсминец остался без хода. Взрыв произошел в районе 52-58-го шпангоутов. Обшивка получила сильные повреждения, и в носовые погреба боезапаса, центральный артиллерийский пост и носовое котельное отделение стала поступать вода. В кормовой части появились гофры в обшивке и настиле палуб, но герметичность отсеков сохранилась.

Уже в 23.20 удалось поднять давление пара, и «Сметливый» малым ходом лег на прежний курс, следуя в кильватер эсминцу «Суровый». Но через 5 минут в районе носовой надстройки раздался новый взрыв: корабль подорвался на второй мине. В третьем носовом погребе сдетонировал боезапас, вся носовая часть эсминца до 61-го шпангоута оторвалась и, продержавшись на плаву примерно 12 минут, затонула. Находившиеся на мостике: командир корабля капитан 2 ранга Маслов Виктор Иванович и командир 2 дивизиона эскадренных миноносцев капитан 1 ранга Заяц Андрей Иванович погибли. Погибли также военком корабля батальонный комиссар С. В. Щеглов, другие командиры и краснофлотцы, а также размещенные в носовых кубриках бойцы с Ханко. Всем катерам МО было приказано подойти к «Сметливому».

В командование кораблем (вернее, тем, что от него осталось) вступил командир БЧ-3 старший лейтенант П. И. Иванов. Им была организована борьба за спасение корабля. Удалось укрепить носовые переборки и запустить дизель-генератор, что позволило перейти с аккумуляторного освещения на нормальное освещение. На помощь  искалеченному эсминцу подошел тральщик Т-205. Но через 25 минут после второго взрыва, в 23.50, дрейфующий эсминец коснулся  третьей мины. Корпус разорвался в районе 112-116-го шпангоутов на две части, на плаву осталась лишь кормовая часть. Носовой  торпедный аппарат сбросило за борт. Погас свет, и оставшаяся половина эсминца начала быстро погружаться. Через некоторое время она встала вертикально винтами вверх и в 00 часов 13 минут 5 ноября 1941 года ушла под воду. Тральщику Т-205 и трем катерам типа МО удалось спасти 350 человек – 80 членов экипажа и 270 пассажиров и эвакуируемых солдат. Большинство находившихся на борту эсминца людей погибло. И вновь Петр Серенко выжил.

С ноября 1941 года по февраль 1942 года воевал на линкольне «Марат» помощником командира, а затем два года помощником командира на эсминце «Сторожевой». В состав Балтийского флота «Сторожевой» был включен 12 апреля 1941 года, командиром корабля был назначен капитан 3 ранга И.Ф. Ломакин.

14 июня 1941 года отряд легких сил флота, в который входил корабль, был переведен из Таллина в Усть-Двинск. В первые дни Великой Отечественной войны эсминец был направлен на постановку минных заграждений. Первое боевое задание по постановке мин корабль выполнил успешно 24 июня 1941 года в Ирбенском проливе. Второе боевое задание по постановке мин – 26 июня 1941 года. «Сторожевой» шел вместе с эсминцами «Стойкий», «Сердитый» и «Энгельс» со скоростью 16 узлов. 27 июня 1941 года в 2:27 «Сторожевой» подвергся атаке пяти немецких торпедных катеров (нем. Schnellboot) 3-й флотилии кригсмарине. Одна из выпущенных торпед попала в левый борт корабля между 46 и 58 шпангоутами. В результате подрыва торпеды вероятно произошла детонация носовых артиллерийских погребов. Вся носовая часть эсминца до 58-го шпангоута вместе с носовой надстройкой и мачтой были оторваны и затонули. Первое котельное отделение и передняя труба получили значительные повреждения. Погибли 85 членов экипажа, включая командира корабля капитана 3 ранга И.Ф. Ломакина.

Кормовая часть эсминца осталась на плаву. Турбины и три паровых котла сохранили работоспособность. Экипаж сразу же начал борьбу за живучесть корабля; появившуюся течь удалось устранить. В 16 «Сторожевой» был взят на буксир эсминцем «Энгельс». В несколько этапов корабль отбуксировали сначала в Таллин, а затем – в Кронштадт. 7 июля его ввели в док трех эсминцев, где в течение последующих месяцев срезали поврежденную первую трубу и разрушенные металлоконструкции, заделали пробоины, подкрепили переборку на 72-м шпангоуте. 20 ноября 1941 года «Сторожевой» перевели в Ленинград. Восстановительные работы продолжались до 1943 года.

Участие в боевых действиях восстановленного эсминца ограничилось обстрелами вражеских позиций под Ленинградом. Капитан-лейтенант Серенко Петр Савельевич в феврале 1944 года назначается командиром БЧ III л.д. «Ленинград» (на фото). На этом боевом корабле воевал до апреля 1945 года. Командир корабля капитан II ранга Евгений Павлович Збрицкий в мае 1945 года представил Петра Серенко к награждению боевым Орденом «Отечественная война I степени».

День Победы капитан-лейтенант Серенко встретил в должности минера I дивизиона эсминцев Эскадры КБФ. Был награжден медалью «За боевые заслуги».

К сожалению, дальнейшую судьбу нашего земляка пока не удалось проследить. Возможно, прочитав этот материал, откликнутся его родственники, знакомые. Главное, я рассказал о подвиге нашего земляка, защищавшего Родину в годы Великой Отечественной войны.

Никто не забыт! Ничто не забыто!

Вячеслав Шамаев, историк, краевед