Главная » Новости » Страницы истории » Как известный российский меценат М.Н. Галкин-Враской связан с Камышином?
09 апреля

Как известный российский меценат М.Н. Галкин-Враской связан с Камышином?

МН Галкин ВраскойЯ хочу перенести вас, дорогие читатели, на сто пятьдесят лет назад. Камышин девятнадцатого века…

Во второй половине девятнадцатого века Камышин уже занимал почетное место в системе волжской торговли. Каждый год городская пристань принимала более четырехсот различных судов. Купеческий городок на Волге разрастался: если в 1847 году в Камышине проживало 6876 человек, то в 1879 - уже 13644 человека. В городе было девять церквей: семь православных, одна католическая и одна лютеранская. Хороший толчок развитию нашего города дала построенная железная дорога Тамбов – Камышин. Был возведен мост через реку Камышинку.

Наш город входил в Саратовскую губернию. В нем трудилось свыше пятисот ремесленников–мастеров: плотники, печники, бондари, кузнецы, маляры, сапожники и прочие. Работая с архивными документами, я, к собственному удивлению, узнал, что камышинские женщины занимались вязанием из берлинского гаруса шарфов и различных детских костюмов, которые славились по всему волжскому краю оригинальными орнаментами и пользовались спросом.

Работали фабрики и заводы: салотопных – 3, мыловаренный – 1, кожевенный – 1, мукомольная водяная мельница – 1, ветряных мельниц – 3, кирпичных – 8, типография – 1. Было 12 кузниц, 25 лабазов, 14 мясных лавок, лесопильные заводы. Местные торговцы привозили товары из Москвы, Варшавы, Лодзи. В 1863 году в городе открылись почта и телеграф.

По вечерам камышане-обыватели нередко приходили на набережную, где находилось здание, занимаемое в летнее время клубом, с приспособлением для сцены. Там выступали рассказчики и певички, играли музыканты. Близ бульвара летом разворачивались цирк и балаганы. Общественных развлечений в Камышине было немного: вечера в клубах, зимой - игра в карты, и иногда ставились любительские спектакли. Имелась скромная библиотека.

Почти треть населения города составляли немцы, которые жили в достатке.

1 января 1864 года в России было опубликовано «Положение о земских учреждениях». Весной 1866 года такие органы были образованы и в Камышинском уезде. Избиралась впервые районная управа.

Через пять лет в России произошла очередная реформа местного управления: по императорскому указу было принято новое «Городское положение». Избирались городские органы власти.

Саратовским губернатором с 1870 года был Михаил Николаевич Галкин – Враской. О нем я и расскажу уважаемому читателю.

Сегодня мало кто знает, что ему уже в 1871 году было присвоено звание Почетного гражданина города Камышина. Да-да, уважаемые земляки! Он был первым не только в нашем городе, но и в Саратовской губернии!

Когда я учился на историческом факультете, вот в этом здании Саратовского государственного университета имени Н.Г.Чернышевского, то знал, что университет был открыт в начале века и в открытии принимал участие бывший Саратовский губернатор М.Н.Галкин – Враской. Вот и все, что тогда о нем было мне известно. И только несколько лет назад я узнал, что его деятельность на губернаторском посту тесно была связана с городом Камышином.

Михаил Николаевич родился в семье представителей старинных дворянских родов. Отец, Николай Алексеевич Галкин, был военно- морским врачом и принимал участие в кругосветном плавании на шлюпе «Мирный», которым командовал М. П. Лазарев, ставший впоследствии адмиралом и главнокомандующим Черноморского флота. После увольнения с флота Н. А. Галкин в течение 25 лет был директором первой мужской гимназии в Казани. Мать Михаила Николаевича происходила из старинного польского дворянского рода Враских, ее предки служили еще царю Алексею Михайловичу. В середине XVII века им были пожалованы поместья. Для сохранения этой фамилии Надежда Николаевна Галкина (Враская) ходатайствовала в 1869 году перед императором Александром II о том, чтобы ее родовая фамилия была присоединена к фамилии мужа и ее дети с потомством могли именоваться двойной фамилией. Просьба эта была удовлетворена. С 24 декабря 1870 года Михаилу Николаевичу с двумя родными братьями Петром и Николаем было разрешено именоваться Галкиными-Враскими.

В связи с этим его двойная фамилия до сих пор вызывает разночтения, так как еще при жизни Михаила Николаевича в печати встречалось четыре варианта написания: «Галкин-Враский», «Галкин-Врасский», «Галкин-Враской», «Галкин-Врасской», что наблюдается и в современных публикациях. Но эту путаницу отчасти внес он сам. Дело в том, что его собственноручная подпись с 1870 года - «Галкин Враский», а с середины 1885 года и до смерти она оставалась неизменной - «Галкин-Враской» (в обоих случаях с одной буквой «с»).

Михаил Николаевич Галкин-Враской родился 17/30 сентября 1832 года в родовом имении Галкиных - селе Полянки Спасского уезда Казанской губернии. После окончания юридического факультета Казанского университета в 1853 году Галкин-Враской начал службу в управлении Оренбургского и Самарского генерал-губернатора чиновником по дипломатической части с переводом в Министерство иностранных дел.

В 1859 году он был назначен чиновником по дипломатической части к экспедиции в Закаспийскую область. Там он собирал сведения о туркменских племенах. На основе материалов, добытых в этих экспедициях, Галкин-Враской опубликовал работы, получившие известность в научном мире. Им была написана книга «Этнографические материалы по Средней Азии и Оренбургскому краю». Статья о туркменах отмечена серебряной медалью Русского географического общества, в котором он состоял с 1859 года. Эта же статья в извлечениях была напечатана в трудах Парижского географического общества, членом которого Михаил Николаевич также являлся.

В 1862 году Галкин-Враской был причислен к Министерству внутренних дел и с этого времени занялся исследованием тюремного вопроса в России и за рубежом. До конца 1864 года он осмотрел крупнейшие тюрьмы Англии, Франции, Пруссии, Бельгии и составил подробное описание их устройства и функционирования; на основе этих собранных материалов он опубликовал книгу «Материалы к изучению тюремного вопроса», вышедшую в свет в 1868 году двумя изданиями. Очень долгое время этот труд был единственным в России пособием по тюрьмоведению и даже в наши дни не утратил актуальности.

В 1867 году Михаил Николаевич как один из семи директоров Петербургского тюремного комитета принимал участие в строительстве и обустройстве новой экспериментальной тюрьмы в Петербурге для срочных арестантов. Она представляла собой вторую такую тюрьму в империи (наряду со смирительно-рабочим домом в Москве, которым заведовал граф В. А. Соллогуб), где впервые в России было решено провести эксперимент с ночным разъединением заключенных по одиночным камерам и обязательно-принудительным трудом в целях выработки этими методами системы нравственного исправления преступников. Самым же революционным нововведением было то, что впервые в России заключенные стали получать за свой труд заработную плату. Позднее, когда Галкин-Враской был начальником Главного тюремного управления (ГТУ) (1879-1896), эта реформа с обязательным трудом заключенных и выплатой им заработной платы с 1886 года была распространена им на всю тюремную систему Российской империи. В 1890-х годах в Петербурге, на месте бывшей тюрьмы для срочных арестантов, по его инициативе была построена образцовая одиночная тюрьма, которая из-за лучевого расположения корпусов получила название «Кресты». Эта известная всем тюрьма действует и по сей день. Как начальник Главного тюремного управления он осуществил реформы, улучшившие финансовое обеспечение тюремного персонала и структуру управления губернскими тюрьмами. Он добился обязательности труда заключенных с начислением им заработной платы, большую часть которой они получали при выходе на свободу; проявлял заботу о беспризорниках, детях бродяг и заключенных и стремился к тому, чтобы они содержались в приютах и богадельнях за казенный счет. Для больных ссыльных по проекту Галкина-Враского на этапах ссыльного тракта Восточной Сибири стали учреждаться лазареты. Он заботился о духовном окормлении заключенных: при каждой тюрьме России обязательно был православный храм. Когда в декабре 1895 года Галкин-Враской покидал эту должность, газета «Свет», делая обзор его деятельности, написала так: «...Он в корне преобразовал всю систему тюремного заключения, улучшил содержание заключенных... внес во мрак тюрьмы свет религии... Приучил арестанта к труду и наделил заработной платой... сделал из тюрьмы каторжной исправительное заведение. Своей службой царю и России он поставил себе несокрушимый памятник».

11 октября 1868 года М.Н. Галкина-Враского назначили Эстляндским губернатором (исполнял он эту должность до 25 сентября 1870 года). В Эстляндии он долгое время, преодолевая сопротивление немецкого дворянства, пытался ввести русский язык в делопроизводство края и в конечном итоге все-таки ввел его, из-за чего вошел с немецким баронством в конфликт, ставший причиной его отставки. Чиновник уважительно относился к коренным жителям Прибалтики - латышам и эстонцам и в неурожайный для Эстляндии год создал Продовольственный фонд для помощи нуждающимся.

3 декабря 1870 года Михаил Николаевич вступил в должность саратовского губернатора и остался на этом посту до 23 апреля 1879 года. С этого момента Саратовский край приобрел одного из лучших управляющих. В Саратове Галкин-Враской показал себя как талантливый организатор и опытный чиновник. Период его губернаторской деятельности пришелся на время реформ Александра II, и, таким образом, в Саратове ему довелось вводить новое городовое положение, всеобщую воинскую повинность и новый порядок расквартировки войск, перестраивать городское общественное хозяйство и управление немецкими поселенцами.

Галкин-Враской был первым из саратовских губернаторов, который начал озеленять центральные улицы города, например, Камышинскую (Рахова) и Астраханскую, а затем внедрил это начинание в других городах губернии. Вместе с озеленением улиц по его распоряжению шло их замощение булыжным камнем. Был решен вопрос о водопроводе: городская Дума отклонила план снабжения города водой из подземных источников, а поддержала предложение губернатора о водоснабжении из Волги, и 1 октября 1875 года был сдан в эксплуатацию водопровод, оснащенный чугунными трубами взамен старых деревянных. Водопровод позволил доставлять воду в город из Волги в необходимом количестве, благодаря чему стало возможным устройство фонтанов на площадях и улицах и бесплатное водоснабжение казенных учреждений.

Михаил Николаевич был инициатором открытия в Саратове детского приюта с отделением для самых маленьких под названием «ясли», двух больниц (приемного покоя для приходящих больных, расположенного на улице Соколовой, 78 и отделения приемного покоя - Соколовой, 290). При нем была учреждена зимняя спасательная станция на Волге (первая в России в этом роде); создана исправительная колония для несовершеннолетних правонарушителей, которая называлась «учебно-исправительным приютом». По его почину в Саратове начали выходить две новые газеты: «Саратовский дневник» и «Саратовская биржа».

В сфере образования в Саратовской губернии за время губернаторства Галкина-Враского также произошли значительные изменения к лучшему. Если в 1870 году в Саратовской губернии было 326 учебных заведенийя с 8143 учащимися (7407 мальчиков и 736 девочек), то в 1880 году количество школ увеличилось до 616, а число учащихся - до 65 112 (44 593 мальчика и 20 519 девочек). То есть число учебных заведений выросло в два раза, а учащихся - в восемь раз.

Вслед за открытием в Санкт-Петербурге, Москве и Саратове реальных училищ подобное желание возникло и у камышинской общественности. 4 сентября 1873 года с инициативой и обоснованием проекта открытия нового учебного заведения в городской думе выступил городской голова, купец В. П. Портнов, а в уездной земской управе – ее председатель П. Е. Ляук. Однако лишь в 1877 году Государственный Совет решил учредить в Камышине шестиклассное реальное училище с основным отделением в двух высших классах. На пост директора был назначен П. А. Герман – должностное лицо Министерства народного просвещения.

Вопрос об открытии реальных училищ, как видно из циркулярного письма Казанского учебного округа исполняющему должность директора Камышинского реального училища, решался на высоком государственном уровне. В нем извещалось, что Государственный Совет, рассмотрев представление господина министра народного просвещения, мнением положил:

1.Учредить в г. Камышине (Саратовской губернии) с 1 июля 1877 года шестилетнее реальное училище…

3. Государь Император в 20 день июля 1886 года изложенное мнение Величайше утвердить соизволил и повелел исполнить.

Так что, дорогие земляки, открытие нашего реального училища одобрил сам император Александр II.

Камышане благодарны губернатору за открытие реального училища, которое стало важным фактором развития небольшого промышленного городка на Волге. Камышинская «реалка», в которой обучались дети со всего уезда, распахнула двери в 1877 году. Праздник начался утром в соборе, куда прибыли саратовский губернатор М. Н. Галкин-Враской, попечитель Казанского учебного округа, в чьем ведении находились камышинские учебные заведения, почетные лица города и ученики. Протоиерей Чудновский совершил литургию, после этого все присутствующие отправились в здание училища, где был отслужен молебен с освящением. Попечитель Казанского учебного округа произнес речь и объявил училище открытым. Директор выступил с отчетом, а Камышинская городская дума, желая выразить свою признательность саратовскому губернатору М. Н. Галкину-Врасскому, объявила об установлении стипендии его имени в тысячу рублей. Цитируем: «… для достойнейших по успеваемости и поведению детей» (сумма делилась на множество достойных учеников и служила существенным подспорьем для небогатых).

Помещение под новое учебное заведение предоставило земство, и оно же решило ежегодно жертвовать на содержание училища 13 тысяч рублей: 6 тысяч от города и 7 от земства. Государственный Совет постановил отчислять ежегодно по 10 тысяч 370 рублей. Независимо от веры и сословия, ученики обязаны были вносить плату за обучение – 15 рублей, а позже, с 1880 года, 20 рублей. Неимущие от оплаты освобождались, но таких, как правило, было мало.

Камышинское реальное училище располагалось в бывшем поместье Персидских на Астраханской (ныне Республиканской) улице. Вот как об этом, немного коверкая фамилию владельца, пишет губернская газета «Саратовский дневник» (от 26 сентября 1900 года):

«17 сентября городская дума постановила купить под пристройку училища большое место на Астраханской улице, принадлежащее помещику Персидову, за 5700 рублей».

Спустя три десятилетия возник вопрос о постройке нового здания. Еще бы, ведь Камышинское реальное училище обрело небывалую популярность, его выпускники поступали в Харьковский политехнический институт и даже в университет Дерпта (Тарту)! Здесь учились как дети купцов и мещан, так и крестьян, которым из-за бедности их семей оказывалась финансовая поддержка.

В 1910 году в «Приволжской газете», упомянувшей фамилию М. Н. Галкина-Враского, было сообщено: для постройки нового здания необходима сумма 170 934 рубля. Как отметил в своей книге другой Почетный гражданин Камышина - краевед Евгений Хорошунов, «…по тому, как активно развернулись события, стоит лишь догадываться о том, что дело явно не обошлось без вмешательства и содействия М. Н. Галкина-Враского. Через три года – в 1913 году – массивное здание «реалки» уже возвышалось на открытом волжском берегу, на юге города. Оно приняло в свои классы всех приехавших на учебу…».

Совсем недавно я получил вот это письмо:книга Зубова

«Уважаемый Вячеслав Михайлович!

Областное государственное учреждение «Государственный архив Саратовской области» сообщает, что в книге Зубова С.В. «Михаил Николаевич Галкин-Враской» имеются сведения о том, что «оставлял Саратов Михаил Николаевич Галкин-Враской в звании почетного гражданина всех городов губернии, каковым он стал по решению городских дум этих городов: Камышина (1871г.), Балашова, Вольска и Хвалынска (1872г.), Саратова, Сердобска, Петровска и Аткарска (1873 г.), Царицына и Кузнецка (1874 г.)».

Получается, Михаил Николаевич Галкин - Враской стал почетным гражданином почти всех городов Саратовкой губернии: Аткарска, Балашова, Вольска, Камышина, Кузнецка, Петровска, Саратова, Сердобска, Устюга, Хвалынска, Царицына, посада Дубовки… Так почему бы нам, потомкам, не восстановить справедливость и не включить его в списки Почетных граждан? Может быть, наша дума рассмотрит этот вопрос и скажет о том, что мы помним и сохраняем историю России?

Продолжение следует...

Вячеслав Шамаев